back b
image

Древнейшие поселения Калужской области

Общество
12:30

Калуга имеет тысячелетнюю историю, о чем свидетельствуют три древних городища с курганами, расположенные в черте современного города. А всего на Калужской земле находилось около десятка древних городищ. Первоначально они были заселены патриархальным родом, но со временем их население увеличивалось, и по соседству с ними появлялись целые поселения. Следы их – городища близ села Калужки, реки Яченки, деревни Городни. Оборонительная система городищ на протяжении веков непрерывно развивалась. Холмы тщательно укреплялись. С уязвимых сторон поля воздвигались большие валы, перед которыми вырывались глубокие рвы, наполненные водой. А по их гребню прокладывался деревянный забор-частокол, опоясывающий городище со всех сторон. Вымощенный деревянными бревнами или булыжником въезд вел на плоскую вершину крепости. Такова была Калуга в первом тысячелетии своей многовековой истории. Кто же были обитатели Калужских городищ? Археологические исследования пролили свет на этнографическую принадлежность наших предков в самый ранний период их истории; в них находят элементы древних балтийских и угро–финских культур. Более поздние слои (X–XII вв.) принадлежат летописным славянским племенам – вятичам. История вятичей сохранила имена славянских племен, известных из древнерусской "Повести временных лет". Она же называет и нашего легендарного предка Вятко: "…А Вятко седе с родом своим по Оке, от него же прозвавшаяся вятичи". Они-то и составили основную часть первых калужан. Но когда возникла сама Калуга? Впервые в летописных источниках крепость-Калуга упоминается в 1371 году в письме великого литовского князя Ольгердта Константинопольскому патриарху Филофею. Характер Калуги в первые три столетия ее существования объяснялся стратегическим оборонным значением порубежной крепости на Оке, оборонявшим российские земли от набегов литовцев и татар. Но древние поселения-городища с курганами в ее окрестностях существовали здесь задолго до ее основания.

В далеком прошлом территория Калуги не была сушей: 300 миллионов лет тому назад в эпоху палеозоя на ее месте бушевали волны древнего моря, о чем свидетельствуют многочисленные окаменевшие остатки древних организмов: кораллов, аммонитов и белемнитов, в изобилии встречающихся в Калужских карьерах. Сотни миллионов лет меняли природный ландшафт нашей местности, эпоха сменяла эпоху, суша отвоевывала у моря новые пространства, образовались горы и равнины, менялся климат, вымирали и возникали новые виды животных, наступали и отступали ледники и только 15 тыс. лет тому назад, когда растаял последний ледник, произошло событие изменившее ход истории: территорию Русской равнины начали заселять первые люди.

Благоприятные условия заселения территории Русской равнины первыми людьми сложились лишь по окончании Великого оледенения - в эпоху позднего палеолита, около 15-10 тысяч лет назад. Последнее оледенение - Валдайское не дошло до наших мест. Но после очередного потепления, потоки воды от тающих льдов и ледников, размывая на своем пути осадочные породы, сформировали долину реки Оки. В последующие геологические периоды русло реки Оки не раз углублялось до нового уровня, в результате в речной долине сформировались удобные для жизнедеятельности древних людей природные надпойменные террасы. Только после последнего наступившего потепления 10-8 тысяч лет назад на Русской равнине установился относительно сухой и теплый климат, наиболее приближенный к современному. Но зимы тогда были менее суровы, чем сейчас и снеговой покров поэтому был несколько меньше. Возвышенности в ту пору были покрыты густыми лесами, а между ними простирались болота, поросшие сосной, ольхой и березой. На этих болотах находились пастбища гигантских, покрытых густой рыжевато-бурой шерстью мамонтов. По данным палеозоологии фауна в ту эпоху была смешанной: в нашей местности встречались ледниковые полярные животные - мамонты, волосатые носороги, бизоны, овцебыки и в то же время обитали зубры, благородные олени, косули. Столь разнообразна была в ту эпоху флора и фауна русской равнины. Например, в соседней Москве зафиксировано свыше 50 находок костей мамонтов и других древних животных. Встречаются они и на Окском берегу.

Эпоха палеолита отмечена периодическими похолоданиями и наступлениями ледников, что, вызывало миграцию первобытных людей. С окончательным отступлением последнего ледника изменяется природная обстановка и на нашу территорию из Западной Европы начинают проникать палеолитические племена свидерской и аренсбургской культур, из которых складывается в местных условиях бутовская и иеневская мезолитические культуры, впервые выделенные Л.В.Кольцовым. Генетические корни этих древних культур уходят в палеолит.

Эпоху палеолита (греч. "palaios" древний и "lithos" камень) (2 млн. лет назад - III тысячелетие до н. э.) называют иногда "костяным веком", поскольку именно в этот период получает развитие первобытная техника обработки кости и рога. В ту далекую эпоху человек вел, в основном, кочевнический образ жизни и целиком зависел от природы, ее сезонных циклов и климатических катастроф. Основная деятельность первобытного человека была связана с охотой, собирательством и рыболовством. Промыслом охоты были и крупные ледниковые животные - мамонты. Но для того, чтобы убить такого гиганта требовалось предъявить особую смекалку и изобретательность. Для этого выкапывалась глубокая яма-ловушка, на дно которой помещали толстые острые колья. Десятки древних охотников загоняли мамонта в самодельную ловушку, а потом добивали раненое животное камнями. Заготавливая мясо впрок, человек долго мог существовать на данной территории. Исчерпав природные запасы растительной и животной пищи в одном ареале, он вынужден был осваивать новые места обитания, завоевывая все новые территории. С позднего палеолита человек начал селится не только в естественных укрытиях, но начинает строить первые земляные укрытия. Шкуры убитых животных служили первой одеждой первобытных людей. Человек освоил огонь, научился изготавливать каменные и костяные орудия труда, находясь на пороге открытия гончарства и ткачества.

Древнейшим памятником эпохи нижнего палеолита Калужской области, является ашельская стоянка, расположенная на левом берегу Оки. Найденные там орудия труда представлены нуклеусами, скрёблами и отщепами. Близкий по характеру материал собран близ деревень Пучково и Некрасово, на правом берегу Оки.

Находки среднего палеолита также немногочисленны. В материалах, собранных около д.Гордиково, на правом берегу Жиздры, левого притока Оки, найден удлинённый мустьерский остроконечник подобно найденным в Крыму. В карьере около д.Шатрищи найдено два остроконечника и орудия с выемками.

Остатки верхнепалеолитических стоянок найдены около д. Троицкое, на правом берегу Оки, близ Чёртово городища, на правом берегу р.Песоченки, правого притока Жиздры, близ д.Шатрищи, в Калуге, на территории микрорайона Анненки. На стоянке у д.Троицкое начаты раскопки, давшие небольшой материал из отщепов, обломков орудий и частей нуклеусов.

Известны в Калужской области и следы мезолита ("среднекаменного века"), расположенные в бассейне Оки: Гремячево, Брагино, Рессета, Неручь, Ладыжино 1-3 и Красное 3. Самой ранней мезолитической культурой в Калужской области является рессетинская, связанная с памятником Гагарино-Хотылёво 2 и датируемая IX тыс. до н.э. Бутовская мезолитическая культура существовала с VIII до нач. V тыс. до н.э., иеневская - с VIII по 1-ю пол. VII тыс. до н.э. Для этих мезолитических культур характерна хорошо развитая пластинчатая техника обработки каменных орудий, представленных наконечниками стрел, черешковыми скребками, ножами, проколками, свёрлами, скобелями, различными вкладышами и резцами.

Эпоха "раннекаменного века" - неолита (конец III тысячелетия до н. э.) характеризуется Льяловской археологической культурой от названия неолитических поселений, обнаруженных археологами около села Льялово на реке Клязьме. Населявшие эту местность древние охотники и рыболовы изготавливали каменные орудия из природного минерала - кремня - разновидности кремнезема. Эпоха неолита отмечена в истории человечества созданием каменных орудий труда, изобретением глиняной керамики и открытием ткачества. Именно тогда люди научились строить примитивные деревянные жилища, делать лодки. Древняя техника ручной обработки камня характеризует довольно высокое мастерство его шлифования, сверления и пиления. Как следует из находок неолита, определенной ценностью для первобытного человека являлись не только сами каменные орудия, но заготовки и высококачественное сырье для их изготовления. Это подтверждают аналогичные находки с неолитической стоянки на реке Десне. В основном это кремни, отщепы, наконечники стрел, оставленные древними охотниками возле стоянки на берегу реки.

Ко времени существования неолита прошли многие тысячелетия после отступления ледника; установился близкий к современному климат. Но природа не баловала людей. Река и лес изобиловали рыбой и дичью, но взять их можно было лишь упорным трудом. Вне коллектива одинокий охотник или рыбак со своими кремневыми орудиями неизбежно погиб бы в борьбе с природой. Охота и рыболовство велись коллективно - ставились сети, устраивались специальные изгороди - "заколы" в устье рек. В ту эпоху древние люди жили в землянках, над которыми возвышался шалаш с находящемся в центре каменным очагом.

Кроме льяловской культуры на территории нашей области найдено несколько местных культур, отличных от льяловцев. Так в неолите в долине Оки проживали племена белёвской неолитической культуры в V-IIIтыс. до н.э. Они изготавливали лепную посуду, украшенную оттисками ромбов, крупных овальных гребёнок, различных по форме ямок. Орудиями труда служили каменные массивные отщепы и пластины. Памятники этой культуры найдены в Калуге, близ деревень: Некрасово, Квань, Анненки, Никольское, Тимошовка, Усадье, Пески, Воронино, Висляево, Борщовка, Коврово, Дугна, Троицкое, Андреевское, Боровая, Голодское, Перемышль.

На притоках Оки, в бассейне Десныблиз деревни Красное в IV-IIIтыс. до н.э. существовала деснинская культура, пластинчатая техника обработки кремниевых орудий которой характерна для предшествующих мезолитических культур. Керамика орнаментирована различными ямками, ромбами, гребёнками.

Начиная с неолита, первобытный человек широко осваивал наши местности. Со старого Бессоновского кладбища под Малоярославцем открывается огромная и очень красивая панорама на долину реки Лужи. Отсюда можно видеть обнажения известняка, напоминающие о тех древнейших временах, когда земля здесь была морским дном. Холмы из глины и песка, разбросанные огромные валуны, остатки мамонта, найденные здесь, - все это напоминает о ледниковом периоде. Именно здесь в пойме реки Лужи обнаружена стоянка первобытного человека.

Другая стоянка неолита - "Воронинская", расположена на левом низменном берегу Оки в районе Жарки-Карово недалеко от бывшей деревни Воронино (Николаевка). Найденные здесь орудия труда неолита: хорошо обработанные орудия из камня: стрелы, наконечники, долота, молоты, а также лепная толстостенная керамика с ямочным орнаментом, можно увидеть сейчас в Калужском краеведческом музее. Они дают представление о первобытном хозяйстве и занятиях наших далеких предков.

Немного ниже по течению Оки, в районе деревни Коврово, краеведами-энтузиастами Ферзиковской средней школы в 1958 году была открыта другая стоянка новокаменного века. Лепную керамику неолита до сих пор находят в излучине правого притока Оки - речки Передуть, напротив деревни Брагино. Наряду с предметами неолита здесь также можно обнаружить более поздний культурный слой, по-видимому, остатки городища с селищем. Сравнивая "Воронинскую" и "Ковровскую" неолитические стоянки, Брагинское городище и селище, можно сделать вывод, что этот район был хорошо обжит еще с эпохи неолита.

В конце III тысячелетия до н. э. - I тысячелетии до н. э. в нашу местность пришла эпоха бронзы. Она характеризуется открытием бронзовых орудий труда, изготовляемых из сплавов меди с цветными металлами - алюминием и никелем. Эпоха бронзы представлена в археологии Калужской области Фатьяновской культурой Волжско-Окского междуречья, получившей название от села Фатьяново, близ Ярославля, где жили люди, которым были известны не только каменные, но и бронзовые орудия труда. Фатьяновцы были преимущественно скотоводами, пришедшими в нашу местность из юго-восточных степей в середине II тысячелетия до н. э. Сами они не изготовляли бронзовых орудий, возможно, последние доходили до них с изобилующих медными месторождениями территорий Верхнего Поволжья и горного Урала, но фатьяновцы освоили технику изготовления из камня шлифованных орудий, подобных металлическим. Главным признаком Фатьяновской культуры являются найденные близ п. Детчино и д. Михеево шлифованные каменные орудия и характерная глиняная керамика с так называемым "шнуровым" и "геометрическим" орнаментом", каменные топоры-молотки, кремнёвые наконечники стрел, дротиков, ножи, скребки. Ниже приводится скульптурное изоражение фатьяновца, реконструированное профессором Герасимовым и хранящееся ныне в Московском Государственном историческом музее.

В конце II - начале I тысячелетия до н. э. на смену бронзовому пришел "железный век", продолжительность которого в Калужской области составляет почти две тысячи лет. Главным занятием людей, по-видимому, оставалось скотоводство. Но они научились изготавливать железо из самородной руды, месторождения которой часто встречаются в Калужской области. Правда, процесс получения железа был весьма несовершенен. Железная руда и горящий древесный уголь засыпались в небольшой, сложенный из камня и глины горн с отверстиями в стенках, в которые пропускались глиняные сопла. Через них в плотно закрытый сверху горн при помощи мехов нагнетался воздух. Так происходил процесс горения углей и восстановление свободного железа из руды, которое оседало на дне горна в виде небольших напластованных слитков. Затем их разогревали вновь и тщательно перековывали в железные орудия. Освоение железа давало возможность людям вырубать леса и кустарники, освобождая все большие площади для лугов и пастбищ, а также строить жилища из бревен вместо примитивных шалашей.

В ту эпоху люди жили небольшими родовыми общинами, а для поселения выбирали наиболее благоприятные места, где можно было бы легче защититься от диких животных и соседей-соперников. Городище со стороны открытого поля, как правило, защищалось глубокими рвами и насыпными земляными валами, а по верху сооружался частокол из крупных бревен. Жилищем людей являлись небольшие деревянные домики с конусообразными соломенными крышами и находящимся внутри очагом. При этом многие поселения существовали непрерывно сотни и даже более тысячи лет, о чем свидетельствует накопившийся на площадке культурный слой. Ранние памятники этой эпохи относятся к родственно близким юхновской и верхнеокской культурам, существовавшие здесь в 8-7 вв. до н.э. до первых вв. н.э.

Во множестве сохранились в Калужской области холмы с остатками земляных валов и рвами, покрытые угольно-черной землей - культурной прослойкой. Археологи называют остатки этих древних поселений с укреплениями городищами. Само название "городище" известно в народе как местность, закрепленную за деревней или пустошью, что подтверждается археологическими раскопками.

Первые клады "раннежелезного века" (конец II - начало I тысячелетия до н. э.) обнаружены в городище у села Дьяково на Южной окраине Москвы (теперь оно в черте Москвы). Этот древний памятник, имеющий форму пирамидально возвышающегося холма с остатками вала и древним рвом, получил народное название "Чертово городище". Подбирая камень в осыпях холма местные жители часто встречали здесь так называемые "чертовы пальцы" - окаменелых моллюсков белемнитов, нередко попадались и "громовые стрелы" - каменные наконечники древних стрел. В 60-х годах позапрошлого века русский археолог Д. Я. Самоквасов при раскопках нашел здесь клад интереснейших металлических украшений из бронзы V-VI вв. н. э.: массивную шейную гривну с проволочной обмоткой и напускными полыми бусами, витую гривну, пряжку в виде подковы, браслеты, колокольчики. Любопытно, что среди предметов оказались также изогнутые и поломанные гривны и браслеты, по-видимому, предназначенные для переплавки, а также каменная литейная форма. Последнее свидетельствовало, что украшения изготовлялись древними мастерами на самом городище.

Раскопки Д. Я. Самоквасова и его последователей показали, что городище у села Дьяково относится к "раннежелезному веку" - эпохи, когда люди начали добывать и обрабатывать железо, научились делать железные орудия, отливать украшения из металла, образцы которого сохранились в "Дьяковском кладе". По этому памятнику вся археологическая культура эпохи "раннего железа" в междуречье Оки и Волги стала именоваться Дьяковской. Археологи датируют этот период в Калужской области VII в. до н. э. - VI-VII вв. н. э. Один из таких ярких памятников - "Певкин бугор" расположен в долине Оки под селом Желоховом. Раскопки, произведенные в нем в 1936 году, показали, что здесь находилось селище людей "дьяковской культуры".

В то время как северную часть Калужской области занимала дьяковская культура, в I-III вв. н.э. в центре и на юге складывается почепская культура под воздействием проникших сюда зарубинецких племён из Среднего Поднепровья. Как полагают учёные, на её базе сложилась мощинская культура, существовавшая с 4 по 7 вв. н.э. Яркой особенностью мощинских материалов является присутствие лощёной посуды. Много изделий из железа, бронзы. Подвески и застёжки с выемчатой многоцветной эмалью.

Около десятка древних городищ находились на Калужской земле, например, в черте самой Калуги известны три городища. А рядом возвышались могильники и курганы проходивших поблизости древних славянских поселений. К ним относятся курганы на берегу р. Калужки (XII вв), в Калужском бору (XI-XIII вв), возле сел Якимово (XI-XII вв.), Климова завода (середина I тысячелетия н. э.), Гришово (XII-XIII вв.), дер. Секиотово (III-IV вв. н. э.), дер. Турынино (не определялись), на берегах реки Угры, реки Неручь и др. Как многое могут поведать они искателю древностей - археологу.

Местонахождение оврага в долине реки Можайки, возле деревни Секиотово знакомо многим калужанам, но только совсем недавно ученые обнаружили на этом месте остатки древнего городища. Оно располагалось на самой вершине громадного холма, получившего название "Змеиной горы". Если подняться на вершину этого холма и внимательно осмотреть окружающую местность, то можно легко прийти к выводу, что в отдаленные времена водный поток протекал не с западной стороны холма, как теперь, а с восточной. Позднее большой ледниковый оползень, надвинувшийся с востока, преградил путь потоку и направил его туда, где теперь течет ручей - с запада от "Змеиной горы". Благодаря этому и образовался холм, являющийся типичным останцом. В 1960 году при осмотре Т. Н. Никольской холма и прилегающей к нему местности, были обнаружены наслоения культурного слоя в обрыве и ряд всхолмлений с остатками древних валов и укреплений. Позднее, в 1985 году А. С. Фроловым на этом месте были собраны фрагменты грубой лепной глиняной керамики, железные серпы, наконечники древних стрел, ножи, глиняные пряслица для веретен, предметы из костя и рога и много костей домашних и диких животных. Последнее свидетельствует, что жители древнего поселения были преимущественно скотоводами. Исследования археологов показали, что городище было заселено небольшой первобытной общиной, обитавшей здесь в III-IV вв. н. э. В овраге прослеживаются отложения каменноугольного и ледникового периодов с останками окаменевших ископаемых моллюсков-белемнитов, кораллов и спирифер, начало образования новых оврагов, следы оползней и карстовые воронки. Сегодня памятник природы местного значения - Можайский овраг является естественным природным разделом через четвертичные и нижнекаменноугольные отложения. Имеющиеся в Можайке обнажения являются хорошим наглядным пособием для изучения геологического строения земли, а живописная южная долина в верховьях оврага названа любителями природы Калужской Швейцарией. Не удивительно, поэтому, что эта местность была заселена с глубокой древности, сохраняя генерации людей в течение многих поколений.

Существенный научный интерес для археологии представляет небольшая деревня Климов завод, которая расположена в 25 км. от г. Юхнова на реке Рудянке. На ее территории расположены останки "юхновской" и "верхнеокской" археологических культур, а на окраине деревни находится курганный могильник вятичей середины I тысячелетия н. э.

Следы другого древнего поселения, где люди жили в начале новой эры, находится на высоком правом берегу реки Угры, возле деревни Палатки Юхновского района Калужской области. Предположительно название деревни происходит от палаток хана Ахмата. Здесь монголо-татары пытались переправиться в октябре 1480 года на левый берег реки Угры ("Великое стояние на реке-Угре"). Однако история деревни более древняя. Палатки - местонахождение старинного русского города Опакова, от которого осталось городище с крутыми склонами, датируемое второй половиной I тысячелетия н. э. Оно представляло собой небольшое укрепленное поселение на выступающей высокой террасе с крутыми склонами. А поблизости расположен курганный могильник вятичей, который местные жители прозвали Кудеяровым яром в память о легендарном разбойнике.

Еще одно древнее поселение расположено возле деревни Прудки Кировского района, на правом берегу реки Неручь. Здесь наряду с селищем раннего средневековья (XIV-XVI вв.), открытого в 1987 году А. С. Фроловым, обнаружены следы более ранней славянской культуры с курганными могильниками XI-XIII вв. Вместе с тем на территории селища обнаружены также кремневые орудия неолита и мезолита. Сочетание столь различных археологических памятников свидетельствует, что эта территория и прилегающая к ней местность были заселены с давних времен, периодически сохраняя и возобновляя поселения людей в разные исторические эпохи.

Археологические исследования калужских городищ пролили свет на жизнь и быт древних жителей нашей местности, позволили изучить их обычаи и культуру. Городища первоначально были заселены патриархальным родом, но со временем их население увеличивалось, и по соседству с городищами появлялись целые поселения. Следы их - городище близ села Калужки, деревни Городни, Секиотово, Климовом заводе. Интересна архитектура древних поселений. Как правило, примыкающие к городищу холмы тщательно укреплялись, причем фортификационная система обороны на протяжении веков непрерывно развивалась. С уязвимых сторон поля воздвигались большие валы, перед которыми вырывались глубокие рвы, иногда наполненные водой. По гребню валов прокладывался деревянный частокол, опоясывающий площадки террас на крутых склонах городищ, построенные для входа и выхода на территорию, в то время как вымощенный деревянными бревнами или булыжником въезд вел на плоскую вершину крепости. На территории городища находились общественные здания, жилые домики, сельскохозяйственные постройки, хранилища, погреба. В каждом жилище одна часть, вероятно, принадлежала мужчинам, а другая - женщинам и детям. В центре дома находился очаг, обложенный самодельными кирпичами из обожженной глины. Жившие в домиках отдельные семьи составляли одну общину, единую большую патриархальную семью, нераздельно ведущую общее хозяйство. Какие же сокровища скрывались за его валами? Прежде всего это скот, поскольку скотоводство было главным занятием обитателей городищ, основой их первобытной экономики. Развитие скотоводства и освоение металла во многом способствовали развитию земледелия в Калужском крае, на что указывают изделия из железа, найденные на городищах. Среди археологических находок изделия из железа: серпы, косы, ножи, наконечники стрел. Важную роль в хозяйстве играли также охота и рыболовство. Среди костей животных, найденных на городище, оказались кости диких и домашних животных медведя, кабана, лося, лисы - столь разнообразна была фауна территории будущей Калуги.

В быт жителей калужских городищ прочно входила древняя металлургия: археологами обнаружены глиняные формы для плавки металла - льячки, поковка, металлические шлаки - отходы производства, литые бронзовые и железные изделия. Искусно изготовлены древним мастером женские украшения: височные кольца, бронзовые подвески, металлические кольца, брошки, миниатюрные колокольчики. Они украшали праздничные костюмы женщин. Целые кисти таких бронзовых подвесок свисали с женского головного убора. На шею одевались бусы и гривна. На груди и на поясе, даже на подоле платья были нашиты всевозможные бляшки. Характерным мужским украшением являлась поясная бляха. На Калужской земле в ту эпоху уже было развито ткачество и гончарство. На городищах найдена древняя грубая лепная посуда.

Раскопки городища предполагаемой древней Калуги в устье реки Калужки и соседнего с нею городища у села Городня, где мог стоять и древний Городенск, проведенные в 1892 году калужским археологом И. Д. Четыркиным, подтвердили, что обитатели городищ выделывали не только глиняную посуду, но также были искусными косторезами - прекрасной отделкой отличаются найденные здесь костяные рукоятки ножей и амулеты. Они могли заниматься и менее трудоемкой резьбой по дереву, но время не могло сохранить их деревянных изделий. Резные изделия из кости были найдены и в урочище Можайка у оврага вблизи дер. Секиотово.

Кто же были обитатели Калужских городищ? Археологические исследования пролили свет на этнографическую принадлежность жителей Калужских городищ в самый ранний период их истории; в них находят элементы древних балтийских и угро-финских культур. Более поздние слои (X-XII вв.) принадлежат летописным славянским племенам - вятичам. По мнению языковедов, имя "вятичи" произошло от древнего, известного римлянам названия славян "вента", из которой получилось "вентичи" (вятичи). К этому периоду относится характерная глиняная керамика, изготовленная на гончарном круге и вятичские семилопастные височные кольца. Среди славянских находок Калужского края десятки разнообразных предметов и изделий из железа: сошники, плужные лемехи, серпы и косы, ножи и топоры. Это можно было наблюдать при раскопках древнерусского Серенска. Среди множества металлических предметов, найденных в серенском детинце, на первом месте оказались предметы быта. Орудия труда и сельского хозяйства заняли второе место (5,7%), в то время как инструменты ремесленников, служащие для обработки металла, дерева, кожи и т.д.,- третье (4,1%). Кроме того, в раскопанном древнем Серенске среди десятков найденных предметов быта и хозяйственной деятельности, письменной культуры и культа найден и полый крест-энколпион для хранения мощей. Он свидетель древнехристианской культуры домонгольского периода, пришедшей в наши края еще из древнего Киева. Об этих культурных связях города ремесленников Серенска с Киевом, Черниговом и другими городами Древней Руси и свидетельствуют археологические находки.

История вятичей сохранила имена славянских племен, известных из древнерусской "Повести временных лет". Эта первая русская летопись XII в. называет и легендарного предка Вятко: "...А Вятко седе с родом своим по Оке, от него же прозвавшаяся вятичи". Археологические материалы подтверждают, что племя славян-вятичей занимало бассейны Оки и Москвы-реки, в том числе и непосредственно территорию будущей Москвы. Их общины, объединенные в большой племенной союз во главе которого стояли стояли старейшины (князья) из родоплеменной знати, не враждовали между собой, поэтому поселения были обычно окружены лишь деревянной оградой для защиты от диких зверей. Остатки таких поселений, не имеющих следов земляных укреплений, труднее обнаружить на местности. Чаще они обнаруживаются случайно, благодаря сохранившемуся на их месте интенсивно-черному культурному слою и находкам в нем глиняной посуды, изготовлявшейся на гончарном кругу, изящной по форме и украшенной волнистым или зубчатым орнаментом. Так были обнаружены славянские поселения на речке Калужке (XII вв), близ села Ждамирово (ХП-XV вв.), в Калужском бору (XI-XIII вв), селище при Симеоновом городище (XIV-XVI вв.). На берегу реки Угры также находились остатки поселений, жизнь на которых продолжалась несколько столетий, вплоть до начала XVII в.

Арабский географ начала Х в. Ибн-Руста сообщал, что "земля вятичей лесистая равнина, в лесах они и живут... Хлеб, наиболее возделываемый ими, - просо". Заметную роль в хозяйстве вятичей издавна играли сбор дикорастущих плодов и ягод, грибов и меда диких пчел. Письменные источники и археологические памятники свидетельствуют, что в конце I тысячелетия н. э. у вятичей еще сохранялся патриархальный родовой строй. Они жили в укрепленных поселениях - городищах и занимались подсечным земледелием. Но затем, позднее с развитием пашенного земледелия, вятичи широко расселились на неукрепленных селищах.

Археология позволяет уточнить не только территории расселения вятичей, но и их основные занятия. Главным хозяйственным занятием наших предков было земледелие, поэтому они чаще селились вблизи рек, среди своих полевых угодий. Во время археологических раскопок во многих местах обнаружены семена злаков - ржи, пшеницы, ячменя, проса. С древности человек отождествлял жизнь с пашней и хлебом, а потому называл зерновые культуры "житом". Это название до сих пор сохранилось в белорусском и украинском языках.

Археологические находки говорят о том, что южные земли восточных славян в своем развитии опережали северные. Это связано не столько с близостью юга Древней Руси к тогдашним центрам причерноморской цивилизации, но и более плодородными землями. При этом существенное влияние на основные системы земледелия восточных славян оказывали природно-климатические условия. Если на севере, в районах таежных лесов, господствовала так называемая подсечно-огневая система земледелия (в первый год вырубался лес, на второй год высохшие деревья сжигали и сеяли зерно, используя золу вместо удобрения), то в южных районах господствовал перелог (при избытке плодородных земель в течение двух-трех и более лет засевали одни и те же участки, а затем переходили - "перекладывались" на новые). Главными орудиями труда восточных славян были топор, мотыга, борона-суковатка и заступ, которыми взрыхляли почву. Урожай собирали с помощью серпа, молотили цепами, а размалывали зерно каменными зернотерками и ручными жерновами. В тесной связи с земледелием находилось скотоводство. Восточные славяне разводили свиней, коров, мелкий рогатый скот. В качестве рабочего скота в южных районах использовали волов, в лесной полосе - лошадей. Для получения более полного представления о жизни славян в древности к основным хозяйственным занятиям следует добавить рыболовство, охоту и бортничество (сбор меда диких пчел).

Среди экспонатов Калужского областного краеведческого музея широко представлены ювелирные изделия из бронзы, меди, биллона (сплава меди и серебра), серебра, служившие украшениями нашим далеким предкам, жившим в верховьях Оки. Найдены они при раскопках археологической Верхнеокской экспедиции, отнесшей эти находки к XII-XIII векам. Результаты раскопок поразили специалистов большим количеством найденной здесь славянской и древнерусской керамики, металлических украшений. Особо ценны собранные при раскопках индивидуальные находки: височные кольца, браслеты, крестики, ожерелья, подвески, перстни, амулеты, лунницы и бусы, что дает основание датировать эти находки XII-XIII вв. Раскопки курганов дали множество интересных материалов для характеристики не только погребальных обрядов славян-вятичей, но и их образа жизни, быта и культуры. Помимо перстней, браслетов, сердоликовых и стеклянных бус почти в каждом женском захоронении встречались характерные височные кольца с изящными семилопастными пластинами.

На основании этих материалов и сопоставления их с находками из других мест выдающийся археолог-специалист В. И. Сизов еще в позапрошлом веке определил назначение височных колец, по всей вероятности, служивших для подвязывания волос с помощью ленты. В дальнейшем семилопастные височные кольца стали наиболее важным характерным признаком вятических захоронений, в отличие от других славянских племен, обитавших к северу до Москвы и за рекой Клязьмой. Благодаря этому удалось довольно точно определить границу расселения славян-вятичей, населявших территорию современной Калуги и Москвы. И когда археолог А. А. Спицын в конце XIX века отметил находки колец на карте, подтвердилась истинность сообщений "Повести временных лет". В курганах на реке Соже были погребены женщины в уборе с семилучевыми кольцами, а в бассейне верхней Оки и на Москве-реке оказались семилопастные кольца вятичей. Другие древнеславянские ожерелья, найденные в вятичских курганах состоят из алых граненых сердоликовые и круглых хрустальных бус. Возраст ожерелий, вероятно, столь же древен, как и возраст самой Калуги, а носившая бусы женщина могла быть современницей легендарного богатыря Ильи Муромца. Найдены были и нагрудные подвески, характеризующие космогонические представления вятичей: одни из них - "лунницы", в форме полумесяца - символизируют луну, другие - круглые в виде диска с лучами - солнце. Изящество формы и тонкость обработки подвесок из калужских курганов привлекли внимание художников; от таких украшений, по мнению специалистов, не откажутся и современные модницы.

Значительно дольше, чем у других славян, даже спустя столетия после принятия христианства, держался у вятичей языческий обычай погребения в курганах. Высокие земляные насыпи, как правило, расположенные на видных местах, издавна привлекали внимание жителей. Их истинное происхождение давно забылось и людская молва связывала курганы с событиями более позднего времени: их называли "литовскими могилами" в память об интервенции начала XVII в., и "французскими могилами", "могилами, сокрывшими жертвы эпидемии" и просто "пученками" (выпученной землей).Из поколения в поколение передавались легенды о несметных сокровищах, якобы укрытых в курганах завоевателями. Вятичи верили в загробную жизнь, были убеждены, что и на том свете понадобятся вещи и инструменты, которыми они пользовались при жизни.

При раскопках Калужских курганов встречаются нагрудные подвески, характеризующие космогонические представления вятичей и их языческий культ: одни из них - "лунницы", в форме полумесяца - символизируют луну, другие - круглые, в виде диска с лучами - солнце. В мужских захоронениях курганов оказалось много орудий труда. Эти находки рассказывают о занятии сельским хозяйством, свидетельствуют о значительном развитии ремесла. Помимо прочих предметов в Подмосковных курганах было обнаружено множество костей диких и домашних животных - медведя, лисицы, зайца, дикого кабана и лошади. Причем почти все кости прошли термическую обработку. Видимо, употребление лошадей в пищу было обычным для вятичей XII в. Возможно, именно этот факт имел в виду киевский летописец, говоря, что вятичи "едят все нечистое", поскольку в Древней Руси конину в пищу не употребляли.

Древнерусские летописи XI в. рисуют вятичей обособленным племенем, отделенным от других восточнославянских племен глухими лесами (а леса были столь густы, что в 1175 г. во время княжеской распри два войска, шедших друг против друга - одно из Москвы, другое