image

Калужскую область ждут голод и безработица?

icon 17:23
icon нет просмотров
Калужскую область ждут голод и безработица?

Наконец-то мы дождались: бессловесная и многострадальная Россия решилась ответить наглому и самоуверенному Западу. Очередная порция запретов, введенных против нашей страны, «неожиданно» обернулась продовольственным эмбарго. Получив такой «привет», адресаты округлил рты, закатили глаза и выдали сакраментальное «сами же потом с голоду помрете», при этом забыв, что первые начали подавать дурной пример.

Санкционная война, навязанная нам мнительными шизофрениками, выглядит полнейшим абсурдом, ведь главное правило экономических баталий - навреди ближнему своему, погубив себя. Марионеточные европейцы уже все головы сломали, как же нужно подгадить соседу, чтобы самим не вляпаться. Но раз уж нас настойчиво приглашают поучаствовать в безумной забаве, делать это нужно максимально достойно, не опускаясь до уровня конкурентов. То есть не просто вытеснить импортные товары, а еще и получить от этого бонусы. Например, наложить эмбарго на те статьи импорта, аналоги которым выпускаются в России и производителям которых требуется поддержка властей в виде торговых ограничений. Что российское правительство и сделало.

Политику экономической блокады можно воспринимать по-разному: сложить руки и обижаться на судьбу-злодейку, которая не расщедрилась на плюшки, или утереть слезы и начать действовать, пытаясь замесить тесто и испечь плюшки самостоятельно. Как говорится, даже если вас съели, существует два выхода. Поэтому скандальное изгнание «ножек буша» одни называют триумфом диктатуры и возвращением к голодным восьмидесятым, а другие — грамотным политическим решением и прекрасным стимулом к развитию собственного производства.

 

Нас и здесь неплохо кормят

Давайте оставим эмоции в стороне и подумаем, действительно ли нам грозит голодомор. В минсельхозе подсчитали, что в Калужской области уровень самообеспечения довольно высок: мы производим 83% мяса, 89% молока, 47% яиц, 115% картофеля и 93% овощей. Парадокс состоит в том , что найти это богатство на полках магазинов практически невозможно. Районные молокозаводы и мясоперерабатывающие цеха отправляют свежий творог и отменную говядину привередливому московскому покупателю.

Причин тому несколько. Во-первых, небольшие объемы производства - фермерской продукции хватает на два-три гипермаркета. Во-вторых, натуральные продукты стоят дороже и имеют маленький срок годности — велик риск, что затраты не окупятся, и расчетливые ритейлеры предпочитают полезным калужским йогуртам массовый товар низкого качества. (Подробнее о проблемах аграриев читайте здесь). Чтобы снять досадное противоречие, разрабатываются программы финансовой поддержки аграриев и принимаются законы, обязывающие крупные торговые сети закупать местные продукты, но это скорее местная терапия. В масштабах отрасли один год - это как минута для вечности, за 365 дней поднять животноводство и растениеводство невозможно. Поэтому необходимо разработать полноценную стратегию на десять лет вперед, при этом не открывая внутренний рынок для иностранных продуктов. Кстати, к запрету на ввоз импорта сами фермеры отнеслись положительно, уверяя, что предложат достойную замену хваленой моцарелле. 

С польскими яблоками и норвежской семгой дело обстоит сложнее: более 60% фруктов и почти 100% рыбы Калужской области приходится закупать. Поэтому специалисты вполголоса говорят о неизбежном дефиците и постепенном росте цен. Уже сейчас некоторые предприниматели пытаются обернуть ситуацию в свою пользу и искусственно создают ажиотаж: на прошлой неделе в Обнинске опальные нектарины неожиданно подорожали сразу в два раза. Впрочем, поддержку голодающим россиянам обещают оказать дружественные азиатские республики: персики и абрикосы, выращенные дядей Абдуллой, не дадут нам погибнуть от авитаминоза.


Вот новый поворот

На тот случай если затянутые ремни не приведут европейцев в чувство, российское правительство грозит принять второй пакет санкций, и вслед за продуктами питания в черный список рискуют попасть автомобили. Специалисты предупреждают, что это приведет к переделу рынка, а для многих дилеров и вовсе обернется катастрофой.

При слове автопром вздрагивает каждый второй калужанин — на предприятиях автомобильной промышленности работают тысячи людей, а сами заводы являются опорой региональной экономики. Чего же нам ждать от второй волны экономической  блокады?

Начнем с того, что импортозамещение автомобилей уже началось. В Госдуме рассматривается законопроект, согласно которому российские чиновники будут вынуждены отказаться от иностранных машин, собранных на территории таможенного союза. Депутаты, губернаторы, члены совета федерации и мелкие начальники всевозможных управлений — все, кому по статусу положена карета, расстанутся с любимыми «Фордами», «Тойотами» и нашими родными «Фольксвагенами». Да, сегодня госслужащие покупают всего лишь 10% всех автомобилей,  произведенных иностранными концернами в России, но в денежном выражении эта скромная цифра выглядит гораздо внушительнее. Разумеется, отсутствие госзаказов автозаводы примут без особого энтузиазма. Особенно печальной эта перспектива выглядит на фоне общего упадка. Автопроизводители уже назвали 2014 год «черным», ведь в июле продажи снизились сразу на 23%. Причем спад наблюдается в разных ценовых сегментах, покупателя не интересует ни бюджетный эконом-класс, ни привилегированный «премиум» - спрос упал на всё. Многие предприятия пересматривают план производства, сокращая выпуск автомобилей. С начала года производство грузовиков уже  сократилось на 20%, а автобусов — на 24%.

Что же будет, когда введут санкции? Ровным счетом ничего не изменится. Автозаводы работают по принципу промышленной сборки: то есть мы просто собираем машины из запчастей, ввозимых без пошлины из Европы. Поэтому иностранных машин на российских дорогах меньше не станет, а заводы «Фольксваген» и «Пежо» не только не разорятся, но, напротив, «привяжутся» еще крепче. Те же, кто не успел открыть свой завод, напротив, будут вынуждены локализоваться. Так, на днях китайский концерн Lifan объявил о намерении построить свой завод на территории Калужской области.

При общем падении рынка спрос на иномарки вырастет, и калужское экономическое чудо не растает, как сказочный сон в летнюю ночь. Некоторые аналитики даже поспешили окрестить автомобильные санкции «Хитрым планом Путина»: якобы дальновидный КГБ-шник все просчитал заранее. Насколько прозорливо наше правительство мы не знаем, но рекомендуем посмотреть на сухие цифры: более 70% новых авто, купленных россиянами, произведены в нашей стране. За первое полугодие на отечественном рынке доля импортных легковых автомобилей составила всего 27%, грузовиков — 46%, автобусов — 13%. Словом, не так страшен бес, как его малюют.

Под угрозой исчезновения окажутся лишь премиальные модели, и без того доступные лишь избранным. Впрочем, на рынке не бывает пустых мест, поэтому на смену «Лексусам», «Кадиллакам» и «БМВ» придут азиатские автомобили. Поскольку к китайскому автопрому у наших граждан доверия мало, широкая дорога откроется перед корейцами. Разумеется, конкуренция будет нешуточной, а жертвой в борьбе за покупателя станет, скорее всего, отечественный «Автоваз» (кстати, контролируемый автогигантом «Рено-Ниссан»), где затраты на производство по-прежнему превышают прибыль.


Пристегните ремни - поездка будет тряской

Но терять голову от оптимизма все же не советуем. В каждой бочке меда найдется ложка дегтя, в нашем же случае ее и искать не надо — инородные примеси видны невооруженным глазом. Последствия санкционной войны мы ощутим уже в ближайшем будущем. Насколько губительными они окажутся — наверняка сказать трудно, но общие контуры можно наметить уже сейчас.

Падение покупательской способности россиян наблюдается уже не первый месяц. Во многом оно вызвано не внешней политикой, а застарелыми внутренними проблемами. Но, безусловно, экономическая изоляция и перекраивание рынков лишь подстегнут губительное проседание. По прогнозам экспертов, рост цен в ближайшее время будет прогрессировать. И причиной тому станет не дефицит, которым всех нас стращают, а банальное изменение логистики и реэкспорт товаров.

В сельскохозяйственном секторе не исключены контрабандные поставки, пока же попытки выдать польские яблоки за сербские или швейцарские с треском провалились. Белоруссия и Казахстан могут озолотиться на торговле с Россией, но накормить огромную страну им, конечно, не под силу. Поэтому правительство смилостивилось, разрешив ввоз запрещенной продукции в случае, если она будет переработана в странах таможенного союза. А за удлиненную цепочку торговых отношений в любом случае придется расплачиваться потребителям.

Если Россия примет второй пакет санкций, ростом цен ответит и автомобильный рынок. Иномарки из Китая и Кореи неизбежно подорожают, изменятся ценники  у машин, уже стоящих в автосалонах. Возвести непроницаемую стену не получится, и контрафактные авто к нам все равно будут привозить через Беларусь или Казахстан. Зарубежные концерны, не имеющие своих производств в России, переориентируются на Южную Америку, откуда и будут поставлять свои машины. Но на какие бы хитрости ни шел бизнес, спад продаж превратится из перманентной вспышки в явление постоянное, и емкость российского авторынка постепенно снизится. А это более серьезная проблема, чем временное эмбарго.  

Если же запрет коснется импорта запчастей, то это действительно обернется крахом нашей экономики. Более двух миллионов человек, трудящихся в автопроме, за один день станут безработными, а крохотные поступления в бюджет и вовсе сведутся к нулю. Но трагический сценарий маловероятен.

Показательно, что российских граждан подорожание пока не очень пугает. Абсолютное большинство готово пожертвовать рублем ради продовольственной и промышленной независимости, пусть даже в некоторой степени условной.

 

Чем сердце успокоится

Несмотря на санкции и международную изоляцию наша страна по-прежнему остается привлекательной для иностранного бизнеса. Парадоксально, но инвестиции в российское производство несомненно увеличились, если бы...не короткий срок действия эмбарго на ввоз  европейских товаров. Ведь если через год геополитическое противостояние смягчится и все вернется на круги своя, то зачем делать резкие движение? Словом, бизнес-сообщество пока находится в подвешенном состоянии, но расставаться с денежным покупателем ему явно не хочется, поэтому диалог неизбежен.

В свою очередь российское правительство тоже не скрывает, что санкции — мера вынужденная: «Мы бы и рады с вами сотрудничать, но сами понимаете, такие времена...»  Наш ответ Западу выглядит, скорее, как желание напугать, но не погубить. Однако мы надеемся, что власти все же выучат урок, преподнесенный «западом» и будут ориентироваться не на интеграцию с мифической международной элитой, а на укрепление собственного суверенитета. Ведь в политике, как известно, друзей не бывает. 

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен и читайте нас в Яндекс.Новостях!