image

Как леший нас по лесу три дня водил

мнение читателей

История из моей буйной студенческой молодости, когда все проблемы кажутся не такими страшными, а остроту опасности ощущаешь только спустя годы.  Сейчас бы, попади я в такую переделку, у меня были бы совершенно другие мысли и эмоции, а тогда все воспринималось легче. 

Было дело летом, только закрыли сессию и решили с друзьями в поход сходить. Путь лежал через лес, который мы должны были пройти за половину дня. Карты были, проводник из местных ребят у нас имелся, поэтому никаких неприятностей от леса мы не ждали. 

Да и что могло с нами случиться в лесу, который местные исходили вдоль и поперек, а каждый нашему проводнику знаком каждый кустик и он может вывести нас с закрытыми глазами. 

Было нас пять человек. Все молодые, выносливые, не верящие ни в бога, ни в черта, только в свои силы и коммунизм. Собирались тщательно, взяли и карты, и компас, и много всего, что могло понадобиться в походе. 

Сделали мы первый дневной переход и решили заночевать в лесу. Трое остались лагерь ставить и обустраиваться, а двое отправились за дровами. Думали, что они валежник притащат, а они решили топорами поработать. Лень им было по веточке собирать, им целую березку подавай. 

Местный парнишка как увидел, что они молодую березку приволокли, которая явно от топора пала, так  лица сбледнул. Видно было, что сказать, что-то хотел, но не стал. Но весь вечер сидел, как той березой пришибленный. 

Мы же поели, поболтали да спать пошли, потому что утром опять в путь. Тот парнишка так и остался у костра, сказал, что позже пойдет. Мы предупредили, что если он не выспится, это будут его проблемы. Но проблемы ждали нас всех. 

Утро началось с дождя, хотя ничего не предвещало. Костер мы развести не смогли, оставленная обувка промокла, но оставаться на месте смысле не было. Собрались кое-как и пошли дальше. 

Проводник шел впереди, сначала уверенно, а потом стало казаться, что он сам не понимает, куда идет. Мы его раз окликнули, второй, потом за плечо потрясли, а он как только проснулся. Головой потряс, поглядел по сторонам и хмуро спросил, где мы. 

Мы посмеялись такой шутке, но быстро стало не до смеха. Местный не узнавал лес, который знал вдоль и поперек. Он пробовал сориентироваться по каким-то ему понятным ориентирам, но не сумел. Небо обложило тучами, солнца видно не было. 

Блуждали мы часов пять. Но не смогли ни вернуться на ту полянку, где ночевали, ни выйти по своему намеченному маршруту к деревеньке. Складывалось ощущение, что ходим кругами. Один из ребят предложил зарубки ставить на деревьях, чтобы убедиться, что мы не нарезаем круги, но наш проводник чуть ли не с кулаками на него кинулся. 

Местный парень кричал, что из-за нашей тяги махать железом нас Хозяин и наказывает. Мы не поняли про что он, а парень сказал, что это нам леший мстит за срубленную березу. А если мы и дальше будем деревья в его лесу портить, то вообще в болота загонит.

Мы ему не поверили, бабушкины сказки какие-то. У двоих из нас был разряд по спортивному ориентированию, они решили взять все в свои руки, но тоже не преуспели. Я первый раз в жизни видел, чтобы компасы показывали север в разной стороне. Карты тоже помогли слабо. 

Мы ходили три дня. Иногда казалось, что почти уже вышли. Уже и запах костра чуяли, и шум деревни, и даже железную дорогу, которой вообще поблизости взяться неоткуда, но нам и на нее выйти было бы в радость. Еда подошла к концу, с водой было получше, но сил уже не оставалось. Особенно сильно выматывала неизвестность. 

Местный парнишка уже на второй день стал уговаривать нас повиниться перед Хозяином, кровью отдариться и умолять вывести. Мы же дружно его обсмеяли, назвали паникером и отказались совершать какие-то языческие ритуалы. Верили еще в свои силы. 

Но через три дня блужданий по мокрому лесу, который и не думал кончаться или выводить нас к людям, мы сдались. Не знаю, как другие, а я все чаще слышал едва слышный шепоток. Слов разобрать не мог, но он пробирал до костей. 

Под конец третьего дня мы решились уже испробовать средство, которое советовал наш проводник. Нашли старую березу, резанули руки, просили прощания и у дерева,  у Хозяина леса, смачивали кровью кору, а потом уходили не оборачиваясь. 

Сил почему-то после этого не осталось совсем. Мы даже не разбивали палатку, нашли место посуше и завалились спать в спальниках там. 

Утром проснулись, солнца еще не было, но хоть было заметно, что распогодится к обеду. Есть хотелось зверски, тело болело, но когда проводник наш встал, огляделся и закричал, что он знает, куда нам идти, мы бежали так, как не бегали никогда в жизни, я так точно. 

Из леса мы вышли через полчаса. От нашего лежбища до опушки и выхода к деревне было всего полчаса хода. Но я готов поклясться, что вчера на многие километры вокруг нас не было никакого человеческого жилья. 

Мы с ребятами эту тему не обсуждали, каждый думал что-то свое. Можно подумать, что просто над нами глумился проводник, но нет, я сам видел и сломавшиеся компасы, и слышал разные звуки и ощущал, что мы находимся где-то в чаще леса, где людей не бывает. 

Я теперь в лес хожу как в гости, чтобы не прогневить Хозяина.  А что такой есть, я не сомневаюсь.

 

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.