image

- Ты же клятву Гиппократу давала, ты должна мне помочь! - Достает меня соседка

мнение читателей

Никогда больше не совершу такой ошибки, никогда! В следующий раз, когда бабулька-соседка спросит, кем я работаю, скажу, что уборщицей, или танцую у шеста, или выбиваю долги. Да что угодно, но не признаюсь, что я врач. Одной шибанутой бабульки мне вполне хватает. 

В новую квартиру я въехала всего три месяца назад, а уже думаю, что пора снова собирать вещи по коробкам и искать новое жилье. В этом есть определенный плюс съемных квартир, их проще менять, чем купленные. Весь вопрос упирается в деньги, которых у меня не так уж и много, но зато есть возможность переехать очень быстро. 

Мне тридцать шесть лет и я врач, если говорить еще точнее, то я окулист. Но почему-то люди привыкли думать, что любой человек в белом халате должен разбираться во всех человеческих болезнях. Меня первое время доставали и родственники, и друзья, пока не поняли, что из общей практики я могу им только давление проверить, температуру измерить и горло посмотреть на предмет покраснело-не покраснело. С соседями, как оказалось, сложнее. 

Когда я только въезжала в новую квартиру и таскала коробки с лестничной клетки ко мне подошла соседка, живущая на пару этажей выше. Она меня подозрительно осмотрела, но все-таки завела разговор. Я, зная, что вот такие бабульки могут серьезно испортить жизнь, старалась произвести положительное впечатление. Мне нравился дом и район, куда я переехала, хотелось там задержаться подольше. 

Именно по этой причине я и назвала бабуле свою профессию, обозначив просто - я врач.

- Ой, хорошо-то как! Доктор в соседях! Это ж замечательно, а то скорую-то порой и не дождешься, - расплылась в улыбке бабуля. 

- Вообще-то я окулист, - поспешила вставить я, уже каким-то седьмым чувством понимая, что попала. 

- Ну и тоже неплохо, - резюмировала соседка и пошкандыбала к себе.

Я продолжила обживаться, выкинув из головы эту встречу. Первые три недели мне удавалось о ней не вспоминать, бабушка себя никак не проявляла. Пока в один вечер в моей квартире не раздался звонок. 

Гостей я не ждала, поэтому открывать дверь не было никакого желания. Однако визитер был настойчив, поэтому открыть все-таки пришлось. На пороге стояла моя бабушка-соседка с тарелкой пирожков. 

- А я вот, значит, пирожков напекла, дай, думаю, зайду, поболтаем, - расплылась в улыбке соседка. 

Я от удивления подвисла, а шустрая бабулька уже просочилась мимо меня в квартиру, бодрым шагом направившись на кухню. По дороге она рассказывала, что знает хозяев, они сами тут жили, владельца квартиры она еще в его босоногом детстве помнит, квартира его родителям принадлежала, а потом ему досталась. Вывалив всю это информацию на мою голову, бабушка повернулась ко мне. 

- Да чего ж ты застыла? Ставь чайник, чаевничать будем.

У меня были совершенно иные планы на вечер, но выгонять бабушку мне показалось невежливым. Чаевничали мы около часа. За это время бабушка вывалила на меня кучу ненужной информации о соседях, своей жизни и хозяевах квартиры. А потом стала жаловаться на здоровье. 

- И голова как чугун, еле сегодня встала. Вроде расходилась потом, но по началу было прям тяжко. Вот что это может быть?

- Думаю, давление, - сказала я самое общее, что пришло на ум. 

- Вот! Я тоже так подумала. Таблетку от него выпила, мне и полегчало.

Видимо, вопрос был какой-то проверкой, которую я, к сожалению, прошла. Посидев еще минут десять , бабушка удалилась, а со следующего дня начался непрекращающийся по сию пору ад. 

Бабушка стала ходить ко мне каждый день, жалуясь на больную голову, стреляющее ухо, колющие ощущения в животе, ноющие суставы и прочие части тела, с которыми все не слава богу. И все это приходилось выслушивать, потому что родители меня зачем-то хорошо воспитали. 

- А эти таблетки от чего? Подруге прописали, она пьет, а ей только хуже. Может, врач там что-то напутал, глянь-ка? - Совала мне под нос коробку бабушка, требуя срочно выяснить, что это за лекарства. 

Она даже приходила с подругой, чтобы я ее посмотрела, потому что у той что-то в пояснице хрустит, а потом болит. Мои объяснения, что я окулист, и моя рабочая область далека от поясницы, коленей, ушей, живота и всего остального, пропускались мимо ушей. 

Недавно я перестала открывать дверь. Но бабушка не из тех, кто сдается легко. Она полчаса тарабанила, крича, что по электросчетчику видит, что я дома. 

- Ты же Гиппократу клятву давала, ты должна помогать людям! - Вопила бабулька.

Да, именно самому Гиппократу я клятву и давала! Прикопались они все к бедному Гиппократу. 

Бабушка не оставляет надежду достучаться, в прямом смысле, до моей совести, приходя каждый день. Один раз даже с внуком уже приходила, мальчиком лет шести. Думала, что уж ребенку-то я не откажу открыть дверь. 

Достала хуже горькой редьки уже. По двору приходится перебежками передвигаться, чтобы на нее не наткнуться, и домой пробираться, как партизану. Если в ближайшее время это не кончится, точно придется менять жилье.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.