image

Дочь все еще любит бывшего зятя, но будет жить с другим ему назло

мнение читателей

Моя младшая дочь Маша не умеет прощать. Я понимаю, что давно прошли времена «один брак – и на всю жизнь», но, если люди любят друг друга, нужно идти на компромисс.

Я воспитала трёх дочерей. Две из них выучились, пошли вверх по карьерной лестнице и только потом стали устраивать личную жизнь. Но наша младшенькая, видимо, была слишком избалована. В выпускном классе она сидела на скамеечке возле дома и, не стесняясь, у всех на виду целовалась со своим парнем Антоном. Ей тогда было 17, а ему – 18.

Я думала, что это – первая школьная любовь, всё пройдёт и забудется. Но Маша решила иначе. Её возлюбленный во второй раз завалил вступительные экзамены в институт, и теперь ему грозила армия.

- Не переживай! Никуда ты не пойдёшь, - успокаивала его Маша. – Я что-нибудь придумаю.

И «придумала».

- Мама, мы с Антоном поженимся, - заявила мне дочка.

- Машенька, вы же совсем молодые. Зачем тебе замуж?

- Мама, может, я беременна!

Я так и не поняла, то ли пошутила дочка, то ли нет, но свадьбу играть пришлось. Только спустя несколько месяцев я поняла, что этот брак был уловкой, чтобы Антона не забрали в армию.

Молодожёны жили с нами. Но это бы очень странный брак. Маша круглыми сутками что-то мастерила, шила одежду, готовила, стирала, как будто заведённая. Антон подрабатывал грузчиком. Когда он приходил домой, то просил:

- Машенька, посиди со мной, поговори. Я соскучился по тебе.

- Сейчас, мой хороший. Вот, только посуду домою, бельё поглажу, со стола вытру…

В итоге, когда Маша ложилась в кровать тогда, когда Антон уже давно спал. Как ни странно, но детки у них родились. Сначала – сын Родька, а через два года – дочь Аня. Маша стал крутиться ещё быстрее. Теперь на просьбы мужа поговорить с ним она отвечала:

- Ты не забыл, что у нас двое детей? Сейчас я одного накормлю, другую - переодену, тогда и поговорим. Чаще всего это «потом» означало «никогда». Антон молча терпел, ждал, но всё оставалось прежним.

Спустя время с парнем стала флиртовать Машина подруга. Как выяснилось потом, она говорила Антону, какие у него сильные руки, внимательно слушала его истории и с удовольствием дарила ему тепло и ласку. Естественно, кого бы выбрал мужчина – вечно занятую своими делами жену или всегда и на всё готовую любовницу?

Я говорила Маше о том, что она теряет мужа. Но она только рукой махнула:

- Если любит, - останется со мной. А если нет, что ж поделать? Я никого не держу!

- Но ведь мужчины любят, чтобы о них заботились. Они ласки хотят и внимания…

- А я выспаться хочу, только у Родьки всю ночь температура была, и он хныкал. Что мне теперь, тоже уходить?

Ещё год прожили Антон с Машей, а потом он сказал, что уходит к другой. Маша отреагировала спокойно. Зато дочь Анечка плакала горькими слезами, цеплялась за ноги отца, всхлипывая:

- Папочка, родненький, не бросай меня!

Антон смахнул скупую мужскую слезу, взглянул в холодные глаза жены и ушёл.

Не могу сказать, что его жизнь наладилась после того, как они с Машей расстались. Знакомые частенько говорили, что он стал выпивать, чего раньше за ним не замечали. Видимо, не так уж и сладко ему было с новой «любимой».

Маша же, наоборот, расцвела. Она стала за собой ухаживать, купила туфли и пару новых платьев. Она своим видом как будто показывала Антону, от чего он отказался. Жаль, что в браке она так не делала.

Прошло 7 лет. У Маши появился новый ухажёр, а Антон продолжал жить со своей ненаглядной. Дочка устроилась на работу младшей медсестрой, Антон отучился в техникуме и работал механиком. К детям он приходил, но всё реже. Новый год и Дни рождения, правда не пропускал. А накануне Дня рождения Анечки случилась трагедия. Антон ехал со своей пассией в машине и попал в аварию. «Разорванное лёгкое, сломанные рёбра и сотрясение мозга», - констатировал врач, когда Маша приехала в больницу. Спасти подругу Антона не удалось.

Антон два дня пролежал без сознания. Ему кололи сильное обезболивающее, чтобы избежать болевого шока. Когда он пришёл в себя, Маша была рядом.

- Маша, любимая моя, как я рад, что ты пришла.

- Ну, а как же иначе? Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит?

- Нет, всё хорошо. Прости меня, Маша. Я – такой дурак. Столько лет пытался тебя забыть, но не смог, даже водка не может стереть твоё лицо у меня перед глазами.

- Ладно тебе, ловелас. Спи, поправляйся. Я завтра снова приду. Может, тебе что-нибудь принести?

- Нет, только детей приведи с собой. Я очень хочу их увидеть.

После аварии я подумала, что дочка вернётся к мужу, и всё будет по-старому. Она варила ему супчики и каждый день приходила в больницу. Но, когда я спросила, вернётся ли после выписки Антон в наш дом, Машу аж перекосило:

- Чего это? Пусть живёт, где хочет! Я предателей не прощаю.

- Но ведь он уже всё осознал. Он тебя любит. И ты его тоже. 

- Даже не подумаю я с ним сходиться. Одно дело – вытащить его с того света, а совсем другое – прожить с ним всю оставшуюся жизнь. Вон, со Стасом останусь, будет знать!

- Но нельзя же жить с нелюбимым назло мужу. Ты себе только хуже сделаешь.

- Мама, я всё решила. Не лезь ко мне со своими советами.

Господи, как я радовалась грешным делом той аварии. У Антона-то явно на место всё встало. А вот Маша не понимает, что может всю жизнь с нелюбимым промаяться. Как ей объяснить, что она не Антона, а себя наказывает? 

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.