image

Мама просит поддержать сестру и продавать ее поделки на работе, а я позориться не хочу. У детсадовцев поделки лучше

мнение читателей

Мама и сестра на меня обиделись. Они обе свято уверены, что я просто завидую Нине, поэтому и отказываюсь ей помогать, продавая ее "шедевры" коллегам в офисе. Завистью тут и не пахнет, а вот стыд присутствует. Если бы Нине было лет десять, то ее шедевры еще могли как-то оправдываться, все-таки ребенок, только учится. Но сестре двадцать шесть лет. 

С раннего детства мама видела в сестре различные таланты. То прорезался ангельский голосок, то поразительная пластика, то отличная память, в общем, не ребенок, а кладезь талантов. Хоть во все кружки записывай. И ведь записывали. 

Сестра и пела, и плясала, и лепила, и рисовала, да чего она только не делала, по сути-то. В нашей комнате валялись и пуанты, и мольберты, и гимнастические булавы, и нотные тетради. Мама причитала, что все никак Ниночке толковый педагог не попадется, чтобы раскрыл ее таланты. 

Педагоги же никаких особых дарований у девочки не наблюдали. Заниматься можно, если будет прикладывать все силы, то даже добьется результатов, но природные данные не поражают. А маму и сестру такая оценка талантов Нины не устраивала. Поэтому они и кочевали из секции в секцию, уж где-нибудь, да выстрелит. 

Не выстрелило нигде. Сестра из тех людей, которым результат нужен здесь и сейчас. Села за мольберт - вот и поразительный натюрморт, а начала петь, так у слушателей сразу слезы на глазах, сделала пару упражнений - срочно заявку на Олимпийские игры. Но так не бывает, даже если талант имеется, его надо развивать постоянно тренировками. 

Папа молча спонсировал все занятия сестры, ему было проще согласиться, чем выслушивать слаженную истерику Нины и мамы. Но когда сестра перешла в одиннадцатый класс, отца не стало. 

Я к тому моменту уже работала, поэтому мне пришлось взвалить на себя обязанности по материальной помощи семье. И я тогда сразу маме сказала, что не смогу оплачивать все увлечения Нины, слишком это дорогое удовольствие. Мама была недовольна, конечно, но рассуждала здраво - сейчас не до жиру. Нине надо доучиваться и поступать. 

Сестра была нацелена поступить в театральный. Я была категорически против, но мое мнение никого не интересовало. Один раз я его высказала, мне закатили истерику, что я подрываю веру сестры в себя из зависти. С тех пор я вообще предпочитала не высказываться на тему сестры, пусть творят, что хотят. 

На театральный сестра не поступила, год ничем не занималась, а нас следующий год поступила в какой-то заштатный вуз. Решение обосновывалось тем, что талант себе дорогу всегда пробьет, и образование тут совершенно не важно. 

Сестра отучилась, устроилась на работу, но долго не проработала. Оказалось, что  деньги зарабатываются с трудом, а тратятся очень быстро. За наличие различных талантов тоже платить почему-то не хотят. Нина сменила несколько мест работы, пока не осела дома у мамы. 

Проторчав полгода в интернете сестра решила, что работа в офисе не для нее. Это все для серой массы, а она станет зарабатывать творчеством. Талантов-то, как мы помним, у сестры вагон. 

Чем только сестра не занималась. И фигурки из глины лепила, и картины рисовала, и из бисера картины вышивала, вот сейчас решила, что в ней спит дизайнер-рукодельница, поэтому она вяжет оригинальные вещи на заказ. Жаль, что заказов как-то маловато. Я не уверена, что они вообще есть, но мама говорит, что я ошибаюсь. 

Я три месяца назад устроилась в компанию, куда очень давно хотела попасть. Для сферы, в которой я работаю, это очень круто, потому что туда еще нужно суметь пробиться, но условия того стоят. Конечно, мои успехи в семье не так впечатляющи, я же всего лишь серая масса на фоне сестры, но не поделиться радостью с мамой я все равно не смогла. 

К моему удивлению мама заинтересовалась, что за место, чем мы там занимаемся, большой ли офис, сколько народа работает. Вопросы были странными, но потом все встало на свои места. Мама выспрашивала не просто так. Она решила, что моя новая работа - отличное место для того, что попробовать продать шедевры сестры. 

А что? Люди там не бедные работают, образованные, уж точно должны оценить шедевры Нины. А я в силу своих убогих возможностей должна суметь разрекламировать товар, чтобы клиенты не сомневались в необходимости покупки. 

Таскаться с картинами и странными вязаными изделиями на работу, пытаясь их кому-то втюхать, я не собиралась. Это выглядело бы странно. К тому же уровень поделок сестры явно не тот, чтобы их продавать, да еще и за ту цену, которую они озвучили. 

- Ты цену на вещи ручной работы видела? Они не могут быть дешевыми по определению, ведь это труд, туда душа вложена! - Убеждали меня хором мама и сестра, но это ничего не поменяло. 

Тогда я услышала очередной раз, что я просто завидую талантам Нины, поэтому и не хочу ей помогать. Мол, саму бог обделил, вот я на сестре и отыгрываюсь. Ну да, ну да. Все именно так. Это не у Нины руки не из того места растут, это я завидую. Пусть так, но я позориться на новой работе точно не буду, пусть обижаются, сколько им влезет.

 

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.