image

Моя дочь-школьница ушла из дома и не хочет возвращаться

мнение читателей

Никогда бы не подумала, что попаду в такую ситуацию. Я теряю самое дорогое! У нас с дочкой всегда были тёплые, доверительные отношения. Мы живём вдвоём с тех пор, как мой муж погиб в автокатастрофе. Обе очень переживали.

Соне тогда было 7 лет. Оставшись вдвоём, мы боялись друг друга потерять. Мы вместе готовили ужин, выращивали комнатные цветы, пили чай и говорили по душам. Но всё изменилось, когда дочке исполнилось 15 лет. В наш класс пришла новая девочка.

Она уже вовсю курила сигареты и рассказывала истории из своего жизненного «опыта». Сверстники сразу же признали её крутой, а больше всех она понравилась моей Соне.

Сначала я не придавала значения их дружбе. Все дети разные, значит, у них есть общие интересы. Может быть, книжки одни и те же любят. Но дело было совсем не в книжках. К сожалению, «общими» у них стали вредные привычки.

Когда моя Соня в первый раз пришла с дискотеки подвыпившей, я её отругала, но не сильно. Я помню себя в её годы. Я тоже не была идеальной, отстаивала свои права и вечно протестовала, когда была подростком.

Я решила, что моя дочь впервые попробовала алкоголь и захмелела. С кем не бывает? Это – единичный случай, в следующий раз будет умнее. Ох, как же я ошибалась. Отсутствие резкой критики с моей стороны Соня восприняла как попустительство. Вернее, она решила: «Если не ругает, значит, разрешает». И понеслась… Вся одежда дочки пропахла сигаретами, она стала регулярно приходить в неадекватном состоянии.

Я начала бояться, что дело дошло до наркотиков. Но к кому обратиться? Школьный психолог работает только «для галочки», к другому специалисту дочь не затянешь. А сама я не справляюсь.

Месяц назад, правда, дочка поутихла. Дело в том, что их «атаманша» постоянно доказывает себе и окружающим свою «крутость». В результате, она самостоятельно перелезла через высокий забор, огораживающий дом одного олигарха, и разбила окно.

Её быстро поймали, так как во дворе сработала сигнализация. По её сигналу не только приехала полиция, но и из секретного отсека выскочили специально натасканные ротвейлеры хозяина. К счастью, девочка осталась жива. Но сильно пострадала её ягодичная мышца.

Главу банды отвезли в больницу. Я и ещё несколько мам вздохнули с облегчением. Мы надеялись, что группировка без той девчонки распадётся, так как в больнице она проведёт несколько месяцев. Но атаманша оказалась хитрее.

Дети как дети. Они стали приходить к ней в больницу, навещать и приносить фрукты. И она дала им задание избрать временного «заместителя». Самое грустное в моей ситуации то, что «замом» атаманши стала моя Соня. А ведь она уже начала возвращаться к прежней жизни, перестала курить, стала меньше огрызаться.

Теперь же, когда Соню повысили, подростковое эго взыграло в ней с новой силой. Я для неё больше не мама, не авторитет. Я – кухарка и уборщица, больше ничего. Как же мне в эти моменты нужна была мужская рука. Сонин отец сумел бы с ней договориться, в крайнем случае, хлопнул бы по столу кулаком. Но его нет, и замены ему тоже нет.

Несколько дней назад я пришла домой. В квартире было подозрительно тихо. Я вошла в комнату Сони и не сразу поняла, что случилось. На стуле не было вещей, хотя она всегда их там развешивала. Я открыла шкаф – он был почти пуст.

У меня даже ноги подкосились от неожиданности. Моя дочь ушла! Но куда? Я собиралась звонить в полицию, как вдруг увидела на кровати листок бумаги. Соня написала мне прощальную записку:

«Мама, спасибо тебе за всё. Я знаю, что ты не одобряешь моих взглядов, поэтому я ухожу. Я устала с тобой спорить. Мне нравится жить с ребятами. Вместе мы пойдём работать, а не учиться в каком-то захудалом институте.

Так я быстрее стану взрослой и буду сама себя обеспечивать. Предупреждаю: в полицию заявлять бесполезно. Папа одного из наших парней – мент. Твоё заявление просто не станут рассматривать. В случае чего, это – мой адрес: ул. Генерала Васильева, дом 3, квартира 12. В ближайшие 3-4 месяца буду жить там, а потом посмотрим».

Коротко и ясно. Вот, я и осталась одна. А моя Соня ушла к каким-то незнакомым парням, которые курят, пьют и неизвестно, на что ещё они способны.

Я решила не сидеть сложа руки и всё-таки пошла в полицию. Соня не солгала. Заявление у меня не приняли. Дежурный вообще покрутил пальцем у виска: «Вы знаете, где живёт Ваша дочь. Она Вам даже адрес написала. Что Вы напишете в заявлении? Какая ещё пропажа?». Я ушла ни с чем и в полной растерянности.

Юридически я, конечно, могу заставить Соню жить со мной. В конце концов, я за неё отвечаю, пока дочь – несовершеннолетняя. Но не цепями же её приковывать? И что я буду делать, когда ей исполнится 18, а я перестану нести за неё ответственность?

Может быть, кто-то был в подобной ситуации? Как наладить отношения с дочерью? Как объяснить ей, что все ей нынешние «понятия» - временные? Через несколько лет она поймёт, ка ошибалась. Но мне бы очень хотелось, чтобы понимание пришло до того, как произойдёт непоправимое…

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.