image

Моя сестра настолько любила свободу, что после беременности стала затворницей

мнение читателей

Моя старшая сестра Ира стала затворницей, причём по своей воле! Много лет подряд у неё не получалось забеременеть. Во всём Ира винила только себя: будучи совсем юной девушкой, она несколько раз пила сильные гормональные препараты после интима. Нет, её нельзя было назвать слишком ветреной, скорее, она влюблялась не в тех парней.

С Русланом (нынешним мужем Иры) отношения выстраивались «особым» способом. Руслан был невзрачным, худеньким и скромным, но подающим надежды стоматологом. Ира знала, что нравится парню (но в то время она была пациентом другого врача стоматологической клиники). Как-то раз сестра сказала мне:

- Руслан меня любит. Он уже узнал мою дату рождения в регистратуре и даже букет прислал на домашний адрес. Мне срочно нужно ответить ему взаимностью!

- Что означает «срочно ответить взаимностью»? Он тебе нравится или нет? Ведь Руслан – совсем не твой типаж! Ты всегда влюблялась в высоких широкоплечих и крепких парней. Он, по сравнению с ними, выглядит щуплым ботаником.

- Да, но ты помнишь, как складывались все мои отношения с красавчиками? Они все влюблены, в первую очередь, в себя. До девушек им и дела нет. А Руслан будет меня любить и боготворить только за то, что я обратила на него внимание.

- По-моему, ты спятила!

- А вот и нет! Отношения – это труд, просто на этот раз мне придётся потрудиться немного больше, чем обычно.

Если честно, я слабо верила в Ирину затею. На первые свидания сестра собиралась, скривив губы. Я помню, как она мне сказала:

- Он впервые взял меня за руку, а меня аж всю передёрнуло!

Так или иначе, спустя время неприязнь улетучилась. Через полгода отношений Ира с Русланом объявили родным, что они решили пожениться. Свадьба была тихой и скромной. Ира была «нестандартной» невестой, поскольку экономила на всём: она искала самое скромное платье, самое недорогое кольцо, даже от фотографа отказалась. Но она была счастлива, это было видно невооружённым взглядом!

Поселились молодожёны в съёмном домике, в котором Ира с радостью переклеивала обои и пекла мужу пироги. Через год после свадьбы она обещала подарить мужу сына. Но ни через год, ни через пять лет забеременеть не получалось. Казалось, что они с мужем сдали уже море крови на всевозможные анализы. Врачи были единогласны: «Вы оба здоровы, пробуйте ещё».

Как-то раз я встретила сестру на пороге поликлиники. Она была бледной и заплаканной. Она всё время повторяла:

- Это я! Это я во всём виновата!

- Ирочка, что случилось? В чём ты виновата.

Я была не на шутку испугана. Оказалось, сестра винила себя в том, что не послушала врача когда-то в молодости и выпила сильный гормональный контрацептив. В то время беременность в планы сестры не входила, тем более, что её отношения редко длились больше полугода.

- Так, успокойся, сестричка! Возьми себя в руки. Ребёнок не появится в семье у истерички, которая не ест, не пьёт и даже не улыбается. Что ты сможешь дать малышу, если сама еле на ногах держишься? Иди домой, прими ванну, выпей чаю с ромашкой, а ещё лучше – возьмите с Русланом пару выходных и отдохните за городом. Ты себя уже извела этой навязчивой идеей о беременности. Поверь, как только ты расслабишься, всё наладится.

Самое удивительное, что сестра послушалась моего совета. Руслан так обрадовался предложению об отпуске, что уехал вместе с женой на 2 недели к морю. А вскоре после их возвращения мне позвонила Ира:

- Олечка, милая, сработало! Ты была права! У нас будет ребёнок!

Радостная новость быстро облетела всех родных. А Ира быстрее ветра скупала в магазинах одежду, салфетки, подгузники и прочие мелочи для малыша. Через 8 месяцев у них в семье появился главный любимец – сын Саша.

Но после рождения сына сестру как подменили. Сначала она ограничивала себя в еде. Ей казалось, что колики у сына вызывают и кефир, и отварная рыба, и картофельное пюре, то есть абсолютно всё. Она два месяца никому не показывала ребёнка, кроме Руслана. Хотя даже ему можно было входить в комнату сына только после разрешения матери (Ира теперь спала отдельно от мужа). Не знаю, боялась ли она сглаза или какой-нибудь инфекции, но путь к их дому всем родственникам был закрыт.

За это время я раз десять предлагали ей вместе пойти на прогулку: и малыш побудет на свежем воздухе, и мы бы пообщались о своём, о женском. Но Ира всё время находила какие-то причины не встречаться со мной. Я шутила, настаивала, даже намекала, что перестану с ней общаться, - ничего не помогало. Но как-то раз я всё равно пришла к ней в гости. Ира вышла во двор.

- Я ненадолго. Могу и в дом не заходить, чтобы заразы не занести. Ириш, расскажи мне, что происходит?

- Что ты имеешь ввиду?

- Ты очень сильно изменилась: похудела, выглядишь измотанной. Когда ты в последний раз была в парикмахерской? Или просто гуляла по парку одна, без Сашеньки?

- Как это – без Сашеньки? Я не могу! Куда я без него? Причёска и маникюр подождут, а я могу упустить время и не заметить, как Саша вырос.

- Ира, ты себя слышишь? За пару часов ничего кардинально не изменится. Давай я посижу с Сашей, пока ты приведёшь себя в порядок, поешь нормально, в конце концов! От тебя скоро твой муж будет шарахаться!

- Ты ничего не понимаешь. У нас всё хорошо. Саша – это мой дар с небес. Вспомни, как долго я не могла забеременеть? Если я его оставлю хотя бы на полчаса, то могу потерять! Вдруг он дотянется до горячего чайника или утюга? Или выпадет из кроватки? Какая тогда из меня мать?

- Послушай меня, пожалуйста. Все дети падают, набивают шишки, обжигаются, иногда даже ломают себе что-нибудь. Это – жизнь! Никто ни от чего не застрахован. Но где окажешься ты, когда Саша вырастет и уедет из дома? Во что превратится твоя жизнь? И кому ты будешь нужна – уставшая, тусклая и неухоженная женщина?!

Ира расплакалась, но больше слушать не стала. Я поняла, что не смогла к ней достучаться. Но кто сможет? У Руслана, конечно, много терпения и любви к Ире, но они не безграничны. Я очень боюсь, что, в итоге, Ира останется одна с ребёнком на руках и воспитает маменькиного сынка, а не мужчину.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.