image

Моя свекровь "строит" всю семью, но я устала это терпеть

мнение читателей

Моя свекровь Алина Игоревна – майор милиции со стажем. Дома её называют "настоящий полковник" за жёсткий характер и строгую дисциплину во всём. Правда, когда мы познакомились, мне Алина Игоревна не показалась "железной леди". Возможно, потому, что в этот день она была одета в длинное голубое платье в белый цветочек и уложила волосы в высокий хвост. Эта женщина была совершенно не похожа на тот образ, который я увидела позже.

Ввиду своей работы, Алина Игоревна по будням надевала свежевыглаженную форму, слегка подкрашивала губы и глаза, собирала волосы в гульку. В таком виде даже её взгляд становился острее и пронзительнее. Но я-то надеялась, что вся строгость свекрови останется за пределами дома, на её работе. К сожалению, я ошибалась.

Павел Павлович, мой свёкр – добрейшей души человек. Всю жизнь он проработал водителем какого-то депутата и, видимо, сформировал в себе привычку "пресмыкаться" перед вышестоящими чинами. Собственно, это же отношение у него было и к супруге: он всячески ей угождал и признавал свою вину даже в тех действиях, которых не совершал. 

Да и мой муж Серёжа скорее похож на отца: он – добрый, весёлый, компанейский и творческий. Он не любит строгую дисциплину. Видимо, поэтому и работает дизайнером интерьеров. 

В общем, Алину Игоревну побаиваются все и предпочитают не вступать с ней в конфликт. Но я была новым человеком в доме. Когда мы впервые встретились с будущей свекровью за праздничным новогодним столом, она попросила помочь ей сделать сервировку.

Я расставляла тарелки, раскладывала вилки с ножами и салфетки. Свекровь меня поблагодарила за помощь, и я была собой очень довольна. Но когда я вышла в туалет, Алина Игоревна всё поменяла местами. Я сделала вид, что не заметила изменений, но осадок, как говорится, остался.

Когда мы с гостями уселись за стол, то начался настоящий "допрос". Будущая свекровь то задавала мне вопросы на эрудицию (В каком году Юрий Гагарин полетел в космос?), то уточняла, кем работают мои родители, то спрашивала о том, чем занимаются мои друзья. Чуть позже я узнала, что у Алины Игоревны уже было кое-какое досье на меня. Своими же вопросами она лишь уточняла корректность полученных ею данных.

Я всё смиренно терпела. Единственным моим желанием в тот вечер было поскорее и подальше уйти из их дома. Но как же чувства к Серёже? И я осталась.

Сначала мы с Серёжей встречались, а затем поженились. И всё бы ничего, но после свадьбы у мужа начался застой в работе. Моей зарплаты на съёмное жильё не хватало, поэтому мы временно переехали к свёкру и свекрови. Так моя жизнь превратилась в ад.

Я ежедневно (иногда включая праздники и выходные) вставала в шесть утра, так как свекровь уезжала на работу в семь. Бывало, что её вызывали и в нерабочие дни. Она будила меня и вручала список дел, которые необходимо было выполнить до её возвращения. Алину Игоревну не волновало, как я себя чувствую. Даже то, что я сама ходила на работу, не считалось уважительной причиной для прочерка в её списке.

Как-то раз я задержалась у начальницы и не успела вымыть посуду до прихода свекрови. Она, не повышая голоса, оскорбила и унизила меня так, как никто другой. В следующий раз, чтобы не выслушивать ничего подобного в свой адрес, я старалась выполнить все предписания.

К сожалению, мой муж словно не замечал "железного занавеса", который повис в квартире, где мы живём. Я много раз пыталась ему намекнуть, что не могу жить на территории "режимного объекта". Но Серёже, видимо, было привычнее спрятаться от мамы, а не идти с ней на конфронтацию. 

К счастью, за последние полгода муж сумел получить несколько крупных заказов. Я предложила ему съехать от родителей, чтобы жить отдельно, как раньше.

- Нам же было так хорошо вдвоём. Теперь-то у нас есть деньги на съёмную квартиру.

- Ах, Ладочка, зачем же вам съезжать? – показалась из-за дверей Алина Игоревна. - Вы лучше поживите тут, с нами, пару лет. Сумеете накопить на взнос по ипотеке – и съедете. Неужели ты согласна отдавать последние деньги чужим людям, лишь бы не жить с нами под одной крышей?

- Нет, конечно же, нет, Алина Игоревна. Но я считаю, что молодая семья должна жить отдельно и самостоятельно решать все свои проблемы, - ответила я.

Но разве меня кто-нибудь послушал? Всё оставалось по-прежнему. Я выполняла поручения свекрови, ходила на работу и мечтала об отдельной квартире. А однажды утром меня стошнило, и я поняла, что все мои мечты об отдельной жизни разбились вдребезги. Тест на беременность был положительным.

Вечером уже вся семья была в курсе того, что мы ждём пополнения. Все радовались и поздравляли нас с будущим малышом. Вот, только мне было совсем не весело. Я понимала, что, как только уйду в декрет, надолго засяду дома без денег. Конечно, существуют выплаты на ребёнка, но все мои знакомые молодые мамы в один голос твердят, что государственной помощи катастрофически не хватает на нужды малыша.

Я закрылась одна в комнате и плакала в подушку. Мне очень хочется родить ребёнка. Но разве сейчас – подходящее время? Я не хочу, чтобы мой ребёнок жил в обстановке команд "сядь-встань-принеси". Нужно ещё раз попытаться уговорить мужа съехать от родителей. Если же мне не удастся этого сделать, боюсь, что с малышом придётся повременить…

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.