back b

Невестку сначала в декрет было не усадить, а теперь на работу не вытащить

мнение читателей

Невестка у меня бросается из крайности в крайность. Сначала артачилась и не хотела сама в декрете сидеть даже года, а теперь, как срок декрета к концу подошел, начала говорить, что вообще хочет уволиться и сидеть дома с ребенком. Все бы ничего, но ипотека сама себя не заплатит.

Сын с Олесей поженились пять лет назад, ей тогда было двадцать шесть лет, сыну двадцать восемь. Девочка-то она хорошая, но с такими тараканами в голове, хоть святых выноси. Еще во время подготовки к свадьбе было понятно, что не существует у нее такого понятия, как золотая середина. Мотает ее из крайности в крайность.

Когда они поженились, Олеся работала на хорошей работе, должность имела, грезила карьерой и большими начальственными креслами. О детях даже слышать не хотела. Говорила, что сначала карьера, а потом уже деторождение. Но карьеру можно и до старости строить, а организм женщины очень тонкий механизм, особенно в вопросе детей.

Уж как мы ее уговаривали всей семьей. Сами уговаривали, сын тоже, ее родители. Говорили, что сейчас можно и ребенка родить, и карьеру свою дальше строить, но она только глаза закатывала. Говорила, что сама будет решать, когда ей детей рожать.

Мы уже отчаялись, почти смирились с мыслью, что не видать нам внуков, как Олеся забеременела. Они не планировали, предохранялись, но судьба иначе рассудила. Сын радостный и пришибленный ходил, а Олеся чуть ли не в припадке была. Сначала на аборт хотела бежать, но врач ее посмотрел и сказал, что у нее там какие-то физиологические особенности, поэтому то, что она забеременела - это чудо, в следующий раз все может и не получиться без врачебной помощи.

Призадумалась наша карьеристка. Мы ее не трогали, боялись хуже сделать, просто молились и ждали, что она там решит. Олеся решила рожать. Взяла с нас обещание, что как только у нее появится возможность выйти на работу, то я и сватья возьмем на себя заботу о ребенке. Конечно мы пообещали. Не знаю, собиралась ли сватья выполнять, а я уже настроилась, что буду с внуками нянчиться. 

Работала будущая мама у нас до победного, думали, что в роддом ее повезут с очередной встречи или совещания. Но обошлось, началось ночью все, а к обеду уже разродилась, подарив нам внучку. Назвали Машенькой. 

Как их выписали домой, я приходила чуть ли не каждый день. И по дому помогала, и с ребенком, и объясняла, рассказывала-показывала. Олеся очень внимательно слушала, много спрашивала. И у меня, и у своей мамы Сын еще шутил, что она к ребенку относится, как к своему новому проекту. 

Прошло полгода, Олеся все меньше в нашей помощи нуждалась, на наши предложения говорила, что сама справится. Я не обижалась, к внучке мне приходить не запрещали, а что в невестке материнский инстинкт проснулся - так плохо ли? О возвращении на работу она упоминала все реже и реже.

В том году муж стал наследником домика в деревне. Что с ним делать, мы решили сразу. Нам он был не нужен, очень далеко для дачи, а переезжать туда жить мы не планировали, мы с мужем оба городские, нам в квартире комфортнее. Было решено его продавать, а деньги молодым на расширение квартиры давать. Жили-то они в квартире тетки зятя, хоть и меньше платили, но все равно свое лучше. 

Сваты когда узнали, сказали, что у них тоже кое-чего отложено. Если наши деньги сложить, то на половину двухкомнатной квартиры наберется, а остальное в ипотеку, куда же без нее. 

Дети очень обрадовались, прикинули, что через год закончится декрет Олеси, решили брать ипотеку сразу, чтобы уже платить за свою квартиру, да и снимали-то они однушку. Конечно, до выхода жены сыну одному все тянуть, но мы со сватами договорились помогать.

Общими силами протянули мы почти год. Невестке через три месяца на работу выходить, сын ждал этого события, потому что хоть мы и помогали, но ему приходилось подрабатывать, чтобы успевать и ремонт делать, и ипотеку платить, и жить еще нормально.

Но тут выясняется, что невестка-то на работу не рвется. Наша карьеристка, которая лелеяла мечты о большом кресле начальника, заявила, что вообще думает не выходить из декрета, хочет уволиться и заниматься воспитанием ребенка. 

Мы как услышали, так и сели. Ипотека-то обсуждалась с условием ее выхода на работу, и так всей родней жилы рвали, чтобы им жилось нормально, а тут такие новости. Сын говорил, что если бы знал о таких раскладах, то и условия ипотеки были бы другие, да и вообще не факт, что стали бы ее брать именно сейчас, может быть еще бы подкопили своими силами, все легче. 

Олесю все пытаются убедить, что сейчас не время уходить с работы, тем более, она там на хорошем счету, у нее нормальная зарплата. Можно понапрягаться несколько лет, максимально вкладывая все деньги в ипотеку, а потом уже пусть увольняется и дальше воспитывает дочь, никто же не мешает.

Но невестка уперлась, что хочет видеть, как растет ее дочь. Говорит, что дети бывают детьми только один раз, а работы вокруг много. 

Так-то оно так, но очень она все несвоевременно решила. Да и никто же не заставляет ее круглосуточно работать. Днем она на работу, ребенок в садик, а вечером будет заниматься дочерью, как все это делают. Но, как я и говорила, золотой середины для Олеси не существует, либо одна крайность, либо другая. Но мы не теряем надежды, что она образумится.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.