back b
image

Перестала пускать сестру на порог - устала от ее нытья и надоело прикрывать ее перед мамой

мнение читателей

Перестала пускать к себе сестру, потому что она отнимает у меня слишком много времени, которого и так ни на что не хватает. Вместо того, чтобы помогать, она просто сидит на кухне, лопает все, что найдет в холодильнике, и постоянно ноет, как она устала дома. А я устала ее прикрывать перед мамой.

У нас в семье сложилась занятная ситуация - мы с мамой родили в один год. Маме сейчас сорок два, у нее уже третий ребенок, а мне двадцать один, у меня родились близнецы. Есть еще средняя сестра - Маша, которой сейчас восемнадцать лет. Разнциа между моей самой младшей сестрой и моими сыновьями всего две недели, мама родила пораньше. 

Я замужем, мы с мужем хотели ребенка, но когда узнали, что будет сразу двойня, растерялись. На такой подарочек мы не рассчитывали. Но делать было нечего, в положенный срок я родила двоих сыновей. Сейчас им уже полтора года.

И вот уже полгода, как Маша придумала замечательную отмазку - чтобы мама не припрягала ее дома следить за младшенькой и шуршать по хозяйству, она стала удирать ко мне. Предлог для мамы был идеальный - мне с двумя детьми тяжело, а Маша благородно мне помогает. Если бы она на самом деле помогала, то вопросов бы не было, но сестра приходит отдыхать.

Поступать Мария у нас никуда не стала, потому что еще не определилась, кем хочет стать, когда вырастет. Мама давить не стала, поэтому Маша была на вольном выпасе. Одно время она работала в каком-то магазине, но уже полгода сланяется без дела, прикрываясь тем, что якобы помогает мне. 

На деле вся помощь сестры заключается в том, что в холодильнике у нас ничего не протухает, просто не успевает. Сестра приходит, садится гонять чаи и копаться в телефоне, а когда место для чая заканчивается, она слоняется за мной и ноет, как скучно ей живется.

Мне же скучать некогда - на руках двое детей, которые не дают даже в туалет сходить спокойно, а еще домашнее хозяйство, которое тоже никто не отменял. Вечером с работы приходит муж, которого надо кормить. Стирку тоже никто, кроме меня не запустит, а вещи потом не развесит. 

Сама сестра помочь не рвалась, а на мои просьбы отвечала жалобным голоском, что хоть здесь хотела передохнуть, потому что и так дома ее припрягают этим всем заниматься. И я, плюнув, шла сама заниматься своими делами. Когда звонила мама, интересуясь как у нас там дела, я говорила, что все нормально, справляемся, а Маша у меня первейшая помощница. 

Я думала, что сестра пару месяцев отдохнет от всей суеты, которой ее напрягала мама, да и начнет помогать. Совесть-то должна проснуться хоть когда-нибудь, но время шло, а совесть продолжала спать сном праведника. А мое терпение держалось на ниточке, которая перетиралась.

Совсем эта ниточка лопнула, когда сестра на голубом глазу у меня спросила, можно ли она приведет подружку. Хватило же ума! Я разрываюсь между кипящим бульоном, стиралкой и вопящими детьми, а она сидит на стуле, лопает печенье, мотает ногой и ждет от меня ответа. 

- А ты помочь мне хоть с чем-то не хочешь? - Я булькала не хуже бульона, который выливался на плиту.

- Ой, мне этого всего дома хватает. Хоть тут дай отдохнуть, а, - протянула сестра, недовольно морщась. 

Я выключила бульон, проигнорировала рев сыновей, взяла сестру под локоток и отвела в коридор, сказав, что теперь она может не приходить. А если мама будет спрашивать, то я отвечу ей правду. Сестра насупилась, оделась и ушла. Больше пока не приходила, но мне без нее даже проще. Никто не отвлекает, не мешается под ногами.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.
X