image

Пока помогала детям - была нужна, а теперь у всех дела-заботы, времени на мать не хватает

мнение читателей

Говорят, что в старости одинокими остаются только плохие люди. Я, видимо, плохой человек, потому что мне сейчас семьдесят два года, вырастила двоих детей, троих внуков, а все ровно осталась одна. У родных не хватает времени и возможностей, чтобы просто заехать или позвонить, про помощь уже не говорю. Какой уж тут стакан воды. 

Мой муж рано скончался, сыну тогда было двенадцать лет, дочери восемь. Пришлось поднимать самой, было сложно, но я очень старалась. Трудно совмещать зарабатывание денег и воспитание детей. Когда приходишь домой после десяти часов на ногах, хочется лечь и уснуть, но приходилось готовить, делать уроки, стирать и гладить. 

Я сейчас не жалуюсь, не одна я в мире с такой историей, многим было еще хуже. У нас хотя бы была крыша над головой - трехкомнатная квартира моих родителей. Но, наверное, в воспитание детей я что-то все-таки упустила, раз сейчас в старости осталась без близких людей рядом. 

Но я постаралась сделать все, что зависело от меня, чтобы дети не были заброшены, ни в чем не нуждались. Обоим дала образование, а когда они выросли, то я продала свою трехкомнатную квартиру, себе купила однушку, а оставшиеся деньги поделила между детьми. Чтобы они могли начать самостоятельно строить свою жизнь. 

Сначала женился сын, потом замуж вышла дочь. Сыну пришлось брать ипотеку, дочери повезло больше. Там добавили денег родители мужа, поэтому они смогли купить квартиру без каких-то займов. Дочь первая и порадовала внуком. 

Я тогда продолжала работать, была руководителей, хоть и не шибко высокого полета, но зарплата была приличной. Мне же одной много ли было надо? Привыкла за жизнь ограничивать себя во всем, а в преклонных годах уже ничего особо не хочется. Сыта, одета, за квартиру заплачено, вот и хорошо. 

Среди детей у меня любимчиков не было. Помогала и сыну, и дочери одинаково. Понимала, что каждому из них было по-своему трудно. Дочь с малышом сидела в декрете, один муж работал. Сын с невесткой ипотеку платили, тоже не сахар. 

С зятем и невесткой у меня никаких скандалов не было. Я приняла их, потому что это уже частичка моей семьи, их выбрали мои дети. Не могу припомнить, чтобы я кого-то из них поучала, строила или укоряла. Не мое это дело, в каждой избушке свои погремушки. 

Я работала, пока начальство не попросило меня освободить дорогу молодым. Совпал мой уход на пенсию с началом этого всеобщего бардака с пандемией. То есть, очень не ко времени. 

Мне самой моей пенсии хватало, да и сбережения небольшие на черный день имелись. А вот помогать я уже не могла. Если только своим участием, но как раз оно и оказалось никому не нужным. Дети и повзрослевшие внуки словно вычеркнули меня из своей жизни. 

Я старалась не обижаться, потому что пандемия, неопределенность, страх за себя вытесняют из головы все мысли, это и понятно. Сама звонила, рассказывала, как у меня дела, думала, что это кому-то важно. Меня вежливо выслушивали, но сами не звонили - всем было некогда. 

Думала, что закончится эта ужасная пора с карантинами, и тогда дети и внуки про меня вспомнят. Но все свелось к редким звонкам на праздники. Приезжать ко мне отказывались, объясняя это тем, что пожилым людям рекомендована самоизоляции для их же безопасности. Я не настаивала. Зачем? Насильно мил не будешь. 

Сейчас уже идет двадцать второй год. Я перестала сама звонить детям, потому что складывается четкое убеждение, что я всегда делаю это не вовремя, отвлекаю. Разговоры не клеились, так чего ради мне доставлять родным неудобства. Сами они мне звонили последний раз на новый год. На дворе уже почти март. 

Прикинув в уме, я поняла, что все наше общение прекратилось именно в тот период, когда я уже не могла сама им помогать. Ведь раньше-то и звонили каждую неделю, и приезжали, и в гости звали, что дети, что внуки. Очень хотелось закрыть глаза и уши, продолжать верить в то, что сейчас просто такой сложный период, а потом все наладится. Но пора бы уже прекратить врать хотя бы самой себе. 

Где-то я сделала большую оплошность в воспитании детей, что-то упустила, недодала. А теперь вот так за это расплачиваюсь - забвением и одиночеством. Если верить, что в старости одинокими остаются только плохие люди, то я плохой человек. Это, наверное, тоже пора признать.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.