image

- Сейчас неудачное время делить квартиру, у Риты дети маленькие, - отговаривается мама. То, что мне жить негде, ее не волнует

мнение читателей

Хочу поскорее разрешить квартирный вопрос и разбежаться, чтобы больше не пересекаться ни с мамой, ни с сестрой. Надоело постоянно быть в положении "ты должна понять". Не должна! Меня никто не хочет понимать, так с какой радости мне эти заниматься?

Моя старшая сестра Рита всегда была ближе к маме. Не знаю, почему так сложилось, но это факт. Мне приходилось жить в тени великолепной старшей сестры, лучшей из лучших просто. 

Я не помню, чтобы мне покупали новую одежду. Вот хоть убей, не могу вспомнить, чтобы до одиннадцатого класса я ходила с мамой по магазинам и выбирала себе одежду. Обычно новые вещи доставались Рите, а мне отходило то, что ей уже мало или надоело. Только выпускное платье у меня было мое собственное, Рита свое продала почти сразу после выпускного. 

Конечно, в детстве я сильно ревновала маму к сестре. Мне тоже хотелось, чтобы меня обнимали, выслушивали, хвалили, но от мамы можно было добиться только "да-да, молодец, я слышала" и поглаживание по голове.

С папой было проще, ему одинаково ровно и на сестру, и на меня. Он ходил на работу, вечером лежал перед телевизором, по выходным пропадал в гараже. В нашем воспитании он участвовал только материально. Душевной близостью там и не пахло. 

Когда я уехала учиться, папа умер. Мы унаследовали за ним квартиру в равных долях - по одной трети. Но я тогда о жилье не задумывалась, слишком юная была. Оформила бумаги и ладно. 

Мне было двадцать лет, когда сестра вышла замуж. Жить молодые пришли к нашей маме - у нас трешка, а я в квартире практически не появляюсь. Рита с мужем планировали копить на свою квартиру, но вместо этого начали плодиться. 

Первого ребенка сестра родила через год после свадьбы. Мама у нас работала, муж у сестры тоже трудился, крыша над головой была. Я же перестала ездить на каникулы домой, потому что места мне там не оставили. 

У нас трешка с тремя изолированными комнатами, очень удачная планировка. Вот одну комнату, самую большую, заняли молодые с ребенком, мама осталась в своей, а третью комнату, которая по договоренности должна была быть моей, стали использовать в качестве склада. Там хранилась коляска, детские вещи, игрушки и прочее такое. 

- Приезжай, тебе никто не запрещает. Тебе в этой комнате не балы давать, а к кровати пройти можно, - говорила мама. 

Но я не хотела жить в комнате, в которую без стука мог зайти кто угодно. Ну там же детские вещи лежат, надо что-то срочно. И жить на крошечном пяточке среди постоянного бардака тоже не хотелось. 

Я не поднимала по этому поводу скандал, просто перестала туда ездить. А если все-таки приходилось, то старалась управиться одним днем, или ночевать у кого-то из подруг. Мне кажется, что маму и сестру такое положение дел устраивало более чем. 

К концу первого декрета сестра объявила о новой беременности. Я поняла, что теперь я о своей комнате могу забыть навсегда. И оказалась права. Мою комнату разгребли, сделали перестановку, поменяли мебель и назначили детской. 

Я наблюдала за этим с вежливым недоумением. Тогда я уже вернулась в родной город и снимала квартиру, потому что в родном доме места для меня не нашлось. 

- А куда они с двумя детьми сейчас пойдут? Ну должна же ты понимать, - говорила мама. 

Я не понимала, но и в конфликт не ввязывалась. Думала, что три года, пока сестра сидит в очередном декрете, как раз дадут мне возможность осмотреться, зацепиться в городе. Или же решить, что не хочу жить в этом городе, надо переезжать. 

Начала откладывать на отдельную квартиру. Думала, что выйдет Рита из декрета, поговорю с ней, предложу выкупить мою долю в квартире. Все равно с мамой они прекрасно уживаются, а мне та квартира давно уже не является домом. Но через полтора года сестра рожает третьего ребенка.

Я поняла, что этот процесс может идти бесконечно. Пошла общаться по поводу своей доли в квартире. Мама и сестра восприняли разговор в штыки, будто я не свое хочу забрать, а на их доли покусилась. 

- У нас нет таких денег, чтобы тебе выплатить твою долю, - заявила сестра. Мама согласно покивала. 

Я предложила тогда вариант продать всю квартиру, деньги разделить поровну. Все тогда будут довольны и при своем. Рита впала в истерику, орала, что я хочу ее детей без крыши над головой оставить. 

Мама же уговаривала меня, что сейчас не лучшее время для продажи квартиры. 

- У Риты дети маленькие, куда они пойдут? Что они на свою долю купят? Ты оставляешь их без крыши над головой. 

А то, что меня спокойно оставили без крыши над головой, почему-то никого не волнует. Наверное, надо было тоже плодиться, чтобы мама испытала какие-то эмоции на мой счет. Тем более, у сестры есть маткапитал, а у меня только то, что накопила я сама. 

Выслушивать дальше вопли сестры и мамины попытки меня застыдить смысла не было. Свое предложение я сделала, а дальше пусть как хотят. Хотят - выкупают мою долю, хотят - продают квартиру, ничего не хотят - я продам свою долю кому-то другому. Мне все равно. 

Я поняла, что обо мне в этом мире никто заботиться не собирается. Поэтому приходится как-то решать свои проблемы самостоятельно. 

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.