image

Совсем перестала общаться с матерью. У нее все разговоры о собственных делах и делах брата, а от меня нужны только деньги

мнение читателей

Мои отношения с матерью наконец-то закончились. Я совершенно вычеркнула этого человека из своей жизни и ни капли об этом не жалею. Мне пришлось потраться много времени, сил и денег, чтобы избавиться от зависимости от этого человека и наконец-то понять, что я никогда ей и не была нужна.

Кем был мой отец, я так и не узнала. В детстве мама не рассказывала, говорила, что это неважно, потому что я никогда его не увижу. Жили мы до моих семи лет у бабушки, которая постоянно ругалась с матерью и терпеть не могла меня, поэтому большую часть времени я старалась проводить вне дома и избегала оставаться с бабушкой один на один.

Потом у мамы появился новый муж и мы переехали к нему. Там я чувствовала себя всегда лишней. И мама, и отчим никакой теплотой ко мне не отличались. Не издевались, но могли дать затрещину или накричать, но обычно просто требовали заткнуться и не мешаться под ногами. 

Когда я была в девятом классе, мама забеременела, родился мой брат. Вот уж вокруг кого крутилось все в этой семье. Мама окружала брата такой заботой, что у меня сводила пальцы от ненависти к этому ребенку. Он получал все то, чего никогда не было у меня. В голове были такие мысли, которые пугали меня саму. 

То ли отчим и мать что-то такое заподозрили и не стали дожидаться развязки, то ли просто нашли время, но меня спихнули в колледж, где я получила специальность. Дома я больше не жила с конца девятого класса. Хотя и не уверена, что это место вообще можно было назвать моим домом.

До восемнадцати лет мать подкидывала мне денег, но как только я стала совершеннолетней, мне было заявлено, что теперь я должна барахтаться сама. Это меня не удивило. Я уже год работала, поэтому без денег совсем я не осталась. Хуже было, что мать запретила приезжать к ним. Сказала, что это никого не обрадует, брат пугается незнакомых людей, а отчим не горит желанием видеть. Про себя она ничего не сказала, но фразу "никто не обрадуется" сложно понять неправильно. 

Мне удалось не опустить руки и не пойти по пути наименьшего сопротивления. Поступила в универ на заочное, хотелось чего-то добиться, чтобы доказать матери, как она ошибалась, что так меня отталкивала. Училась, работала и постоянно крутила в голове мысль о маме. Ее безразличие меня убивало. 

Мы с ней иногда общались по телефону. Звонила всегда я. Она когда брала трубку, когда нет, в голосе я старалась расслышать радость или хотя бы заинтересованность, но со мной она разговаривала неохотно, как с работником, который проводит соцопрос по телефону. Но я продолжала звонить.

Мне было двадцать пять лет, когда она позвонила мне сама. Это был чуть ли не первый раз. Позвонила в слезах, в истерике, потому что умер ее муж. Я понеслась туда, чтобы помочь, поддержать. Помогла организовать похороны, потратила свои деньги, которые откладывала на свою квартиру, была рядом, взяла на себя заботы по дому. 

Мама приходила в себя около месяца. Все это время мы жили за мой счет - я, мама и ее сын. Все это время я платила и за свою съемную квартиру. Когда я решила поговорить с мамой на тему переезда к ней, она так удивилась, спросила, с какой это радости я буду жить с ними. И вообще я что-то загостилась. 

Меня все это повергло в такую глубокую депрессию, что финал мог быть очень трагичным. Я поняла, что мне нужна помощь специалиста и пошла к психологу. Было больно, мне не хотелось продолжать, я срывалась и бросала, но потом опять ходила к врачу. 

Все осложнялось еще и тем, что я не могла вычеркнуть телефон мамы, а она стала периодически звонить, когда ей нужна была помощь, чаще всего деньги. Я возила ей деньги, слушала про успехи ее сына, видела ее равнодушный взгляд, направленный на меня, а потом ехала к себе домой, чтобы опять начать собирать себя по частям. 

Я потратила очень много сил, времени и денег, но я добилась результата. Пару недель назад мать звонила, но я не взяла трубку, не стала перезванивать потом, а затем вообще внесла ее телефон в черный список. И в моей душе не было привычной бури, слезы не катились по щекам, не хотелось бежать к ней, чтобы просто увидеть, а потом придумывать себе, что в этот раз она смотрела как-то мягче, голос был теплее. 

Длинный период самообмана наконец-то закончен. Я перестала общаться с мамой и совершенно об этом не жалею. Этот человек использовал меня, а я поддавалась, принимая корыстный интерес за заботу и внимание. Но теперь это в прошлом. 

Не все родители святые, не всех надо прощать и пускать в свою жизнь. Жить ради матери я уже пробовала, она это не оценила, если только в денежном эквиваленте. Теперь я буду жить для себя. А если у меня когда-нибудь будет ребенок, я точно знаю, какой матерью для него я не хочу быть.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.