image

- Тебе совершенно плевать на брата, - рыдает мама, но к себе его почему-то забирать отказывается

мнение читателей

Мама звонит мне каждый день с одной единственной целью - сказать какая я бездушна женщина, ведь мне плевать и на мать, и на брата. Возможно я и бездушная, но я не хочу всю оставшуюся жизнь расплачиваться за мамины ошибки, а сама она нести этот крест не собирается. Конечно, удобнее быть в стороне и хорошей, призывая меня к милосердию. А раньше что говорила? И без меня разберется. Вот пусть и разбирается теперь. 

Брат Рома младше меня на двенадцать лет. Его мама родила от своего второго мужа, который был тем еще алкоголиком. Пил запоями, а что вытворял в это время, просто вспомнить страшно. Но мама держалась за штаны и даже решила от него рожать. Ей все говорили, что идея откровенно дурацкая, но она никого не слушала, потому что "сердцем чувствовала, что родит, и муж бросит пить". 

Ожидаемо, что муж пить не бросил, а от запоя по радостному случаю рождения сына его откачивали в больнице, чего раньше не было. Потом он уже частенько стал допиваться до такого состояния, а когда брату было шесть лет, его отец скончался по естественным для такого образа жизни причинам. 

Я тогда уже закончила техникум и работала, чтобы не висеть на шее у бабушки, у которой тогда и жила. С мамой мне жить не хотелось, а уж тем более с пьющим и теряющим человеческий облик отчимом. После смерти мужа мама всецело погрузилась в воспитание сына. Хотя я бы не назвала ее манеру вседозволенности воспитанием. 

Мама же считала, что мальчик и так перенес тяжелую травму, когда у него умер отец, поэтому нельзя быть к нему излишне строгой, надо проявить понимание. Мама с пониманием относилась к его двойкам, прогулам, дракам и приходом в подпитии в тринадцать лет. Все списывалось на то, что мальчик растет без отца и ему трудно. 

Да у нас половина страны росла и растет без отцов, но почему-то никто в такие отрывы не уходит. Это понимали мы с бабушкой, учителя и опека, на карандаше у которой брат обосновался основательно. Не понимала только мама, продолжавшая гнуть свою линию. 

Брата кое-как дотянули до девятого класса, а потом настоятельно порекомендовали сменить учебное заведение. Мама определила его в колледж, в котором он кое-как смог проучиться, несмотря на все свои залеты. А потом потянулись тяжелые будни. 

На работу брат идти не хотел, потому что он "не лох, чтобы за такие копейки работать". А должности директорского уровня как-то все не попадались. От обилия свободного времени и скуки брат стал выпивать, найдя компанию братьев по разуму. Мама упорно считала, что это все просто переходный период, а потом сын обязательно возьмется за ум. 

Надо сказать, что проблеск у него был. Он вроде начал встречаться с девочкой, которая вправила ему мозги и даже убедила, что работать надо, пусть даже и не директором. Они пару лет жили вместе, уж не знаю, как и что там было, но мама не жаловалась. 

А потом девочка замучилась с таким принцем, дала ему от ворот поворот и брата понесло. Брат вернулся к маме, еще пару месяцев поработал, а потом его выперли, потому что не могли уже вспомнить, когда видели его трезвым. Мама какое-то время его еще потерпела, а потом сделала ход конем - оставила брата в квартире, а сама переехала к новому мужику. 

Без внешнего контроля брат стал очень быстро деградировать. Он нашел какую-то работу, где платили копейки, но и не требовали почти ничего, даже на пропуски глаза закрывали. Не пришел - не заплатили, все просто. Вокруг него сразу собралась компания таких же алкашей, а квартира быстро превратилась в какой-то бомжатник. 

Я один раз с мамой скаталась туда по ее просьбе. Больше желания там появляться у меня не было. Зрелище ужасающее своей отвратительностью. 

А мама стала мне названивать, плакать, что у нее душа за брата болит. Но вместо того, чтобы ехать домой к сыну, выгонять всю эту кодлу, наводить порядок и как-то бороться за "ребенка", по которому у нее так болит душа, мама выбрала другой путь. Она стала меня агитировать забрать брата к себе. 

Логика такая - я старшая сестра, мне должно быть не все равно на судьбу родного брата. Поэтому я должна забрать его из этой пагубной среды, убедить закодироваться и наставить на пусть исправления. А мама не может, мама уже не юная девочка, у нее здоровья столько нет. Она готова меня поддержать морально, но с безопасного расстояния. 

Меня такой расклад не интересует. Особых семейных чувств у меня к брату нет, он по сути мне чужой человек. Мама сама успешно прокололась на его воспитании, не слушала умных советов и не хотела лишний раз напрягаться, чтобы переломить ситуацию, когда такая возможность была. И на наследственность сына она тоже плевать хотела. Зачем думать о плохом?

- Тебе совершенно плевать на брата, - плачет она теперь ежедневно мне в трубку. А ей не плевать, если сама она сбежала к новому мужику?

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.