image

- У меня же дети, ты что, подождать не можешь? - Вопит брат. А я и так уже пятнадцать лет жду

мнение читателей

Пятнадцать лет ждала, когда брат решит свои "жизненные трудности" и выкупит у меня долю в нашей общей наследной квартире. Все это время он там жил, плодился и в ус не дул, а теперь мне срочно нужны деньги, а брат считает, что я еще должна подождать. 

Наших родителей не стало, когда мне было двадцать, а брату восемнадцать. Сначала жили в родительской квартире вместе, потом я вышла замуж и переехала к мужу, а брат остался один в нашей наследной трешке. Он учился в университете и я решила, что пока он не доучится, квартиру продавать не будем. Вот выучится, станет работать, тогда уже и займемся вопросом продажи жилья. 

У меня вопрос с недвижимостью остро не стоял. У моего мужа была своя отдельная квартира, в которой мы замечательно размещались, даже рождение дочери ничего не изменило. Поэтому с продажей квартиры мы не торопились. 

Брат доучился, и сразу же женился. Ему пришлось это сделать, потому что барышня его была беременна. Они встречались давно, ребенка планировали, но не так скоропалительно. Но что есть, то есть. 

- Я сейчас не вывезу ни ипотеку, ничего, даже на нормальную однушку не хватит без доплаты. А там же еще ремонт и прочее нужно будет. Можно я еще в этой квартире поживу, пока немного на ноги не встану? - Просил меня брат, и я вошла в его положение. 

Ну, сам он после вуза, зарплата смешная, жена нигде не работала, а с животом уже и не возьмут никуда, куда им квартиру сейчас хотя бы снимать? Пусть уж живут, что теперь. 

У меня тогда уже родилась дочь, хлопот своих хватало, поэтому я не следила, что там происходит в семье брата. Мы не прекратили общение полностью, просто времени встретиться и потрещать не было. Во взрослой жизни свои правила. 

Я знала, что у брата тоже родилась дочь, здоровенькая, все хорошо. Сам он выворачивался наизнанку, чтобы обеспечить семью. Все приговаривал, что вот выйдет из декрета жена, станет легче. Но легче ему не стало - в садик дочь ходила день через неделю. 

А это значит, что его супруга так никуда и не устроилась, потому что кому нужна работница вечно по больничным? Никому не нужна. 

- Слушай, ну, такая ситуация, дочь в садик не ходит, жена не работает. Давай повременим с продажей квартиры. Тебе же не горит? 

Мне не горело, но сама ситуация не очень нравилась. Тем не менее я вошла в положение брата и он с семьей продолжил жить в нашей общей квартире. 

Когда племяннице до школы оставался год, жена брата опять возвестила о беременности. Я была возмущена, а мой муж покатывался со смеху. Он давно уже махнул рукой на эту квартиру и не воспринимал ее как какой-то финансовый актив. 

- Понимаю, что выглядит это все очень некрасиво, - пришел ко мне с повинной брат, - но изменить уже ничего не получится, сроки уже такие, что только рожать. Давай я тебе буду выплачивать твою долю по частям, ну, как бы, я у тебя буду ее выкупать, а то чувствую, что мы никогда оттуда не съедем. 

Что ж, вариант был приемлемым, мы согласовали цену моей доли, брат пообещал, что при первой возможности будет выплачивать мне деньги. Я тогда еще подумала, что как раз к окончанию моей дочерью школы уже будет какая-то приличная сумма, можно будет ей квартиру взять в ипотеку. 

В этом году моя дочь заканчивает школу, и за пятнадцать лет брат выплатил мне тридцать пять тысяч. Смешно? Моему мужу тоже. А вот мне не смешно. Жена у брата так и не работает, потому что родила еще двоих детей, последний не совсем здоровый, она с ним сидела дома до последнего, а потом решила вообще не идти работать. Ну правильно, чего начинать-то под **** лет. Скоро уж внуки пойдут.

А мне все еще хочется дочери взять отдельную квартиру. Поняв, что разговаривать с братом бесполезно, он все равно будет находить отмазки, я выставила свою половину квартиры на продажу. Счета уже разделены, моя доля выделена в натуре. 

Брат о том, что я продаю свою половину, знал, ему же первому и предложила. Но у него денег нет, как он говорит. И уговаривает меня не продавать. 

- У меня трое детей, и нам по твоей милости придется жить, как в общаге с какими-то чужими людьми! Ты что, подождать не можешь? - Вопил он, когда понял, что я настроена очень решительно. 

Я ответила, что пятнадцать лет терпела, а теперь мне пора думать не об его детях, а своей дочери. А моей дочери нужна квартира. Брат потребовал обратно тридцать тысяч, но отдам я ему их не раньше, чем продам свою долю. У меня лишних денег тоже нет. Теперь пусть он ждет. 

Надо было сразу продавать квартиру, делить деньги и не любить друг другу голову, но хотелось-то поступить по-родственному, чтобы всем было удобно и хорошо.  И все равно я плохой осталась.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.