back b
image

- Вот дала бы дочери фамилию и отчество моего сына, я бы тогда и помогала, - рассуждает мама бывшего жениха

мнение читателей

Мама бывшего моего жениха, биологического отца моего ребенка объясняет свое нежелание участвовать в жизни внучки тем, что я дала дочери свою фамилию и отчество в честь моего деда. Обиделась она, видите ли. А то, что ее сын меня на седьмом месяце бросил, хотя громче всех кричал, что хочет этого ребенка, это ее не касается. 

С Мишей мы встречались около года, даже хотели пожениться, но все планы полетели в тартарары, когда тест показал две полоски. Я только закончила университет и устроилась работать. Беременность в мои планы никак не монтировалась, но жених бил себя пяткой в грудь и обещал, что все будет хорошо. 

- Я не позволю тебе убить нашего ребенка, - патетично заламывал он руки и обещал, что чуть ли не луну с неба достанет. Я и развесила уши. 

Я настаивала, чтобы мы расписались до рождения ребенка, но жених все тянул и откладывал, что ему что-то было не так, не получалось. Дойти и подать заявление мы все никак не могли. Потом уже стало понятно, что он всеми силами отодвигал этот момент. 

Мои родители не пришли в восторг от новости о моей беременности, но не ругались, не укоряли, обещали помогать. Жила я с ними, надеясь перебраться к мужу после регистрации брака. Правда, не совсем понимала, куда мы пойдем. Мой жених тоже жил с мамой, идти к которой мне не очень хотелось. Не именно к ней, а вообще хотелось жить вдвоем с мужем. 

Миша обещал, что сейчас он сдаст что-то там на работе, получит премию, снимет квартиру, тогда и пойдем подавать заявление. Время шло, живот рос, а никаких подвижек со стороны жениха и будущего папаши даже не намечалось. 

- Перестань постоянно задавать мне одни и те же вопросы! Переедем, когда переедем. И распишемся тогда же! От того, что ты ноешь ничего не изменится, только меня злишь лишний раз, - начала срываться на меня Миша.

А мне как бы уже нужна была определенность, время-то идет. Мне и родители задают вопросы, что будет дальше. Им тоже нужно понимать, съеду я или нет, будет у меня муж, а у ребенка отец или нет. 

Мишина мама еще меня отчитывала, что я давлю на ее сына. Дескать, нельзя так напирать на мужчину. Он старается, но мое нытье сбивает ему весь настрой. Вот так вот, оказывается, я виновата. 

Жених слился на моем седьмом месяце. Написал сообщение в соцсетях, что я слишком на него напираю, что наша встреча была ошибкой, что он не готов к такой ответственности. Написал сообщение и везде меня заблокировал, чтобы я ему ничего даже ответить не смогла. 

Не скажу, что земля ушла из-под ног. Где-то в глубине души я чего-то подобного все время ждала. Вот и дождалась. Мой ребенок будет расти без отца. Но зато появилась определенность, стало ясно, что делать дальше. 

Родители меня поддержали, в моей комнате сделали перестановку, оборудовав ее и для малыша. Мишина мама отморозилась от всего с фразой "ой, я ничего не знаю, разбирайтесь сами, не впутывайте меня". Помощи ни от самого Миши, ни от его мамы не было. На ребенка или мое здоровье во время беременности их семья не потратила ни копейки. 

Когда дочь родилась, я записала ее на свою фамилию, отчество дала в честь деда, а в графе отец у нее стоит прочерк. Ну потому что по факту отца у нее нет. Есть носитель биологической жидкости, поспособствовавший ее появлению. Все.

На выписку мама Миши не пришла, да я и не ждала, даже не звонила ей, что родила. Но потом удивила меня звонком, в котором высказала недовольство, что ее не позвали посмотреть на внучку. С языка рвалось, что внучки у нее никакой нет, но одернула себя. Вдруг у женщины изменились взгляды на мир и она хочет участвовать в жизни ребенка. 

- Как хоть назвали-то? - Спросила мама Миши. - Светланой? Ну Светлана Михайловна звучит хорошо. 

- Светлана Сергеевна, - поправила я. 

- Как Сергеевна? Почему это? - Возмутилась женщина. 

Я спокойно объяснила, что ни она, ни ее сын в судьбе ребенка не участвовали. Миша вообще уже несколько месяцев не дает о себе знать. Поэтому фамилию и отчество выбирала я. Мишина мама очень оскорбилась и бросила трубку. Ну, не очень-то и хотелось. 

Сейчас дочери полгода. За это время ни отец, ни бабушка не поинтересовались ребенком. У Миши, как я знаю, новая девочка, а его маму мы однажды встретили на улице. Она тогда не поленилась остановиться и высказать мне еще раз свое фи по поводу отчества и фамилии ребенка. 

- С чего бы мне фамилию и отчество вашего сына дочери давать, если она отца никогда не видела, да и не увидит, надеюсь. Он ни копеечке на дочь не дает, а на что-то претендует? Ну так пусть попробует сам мне в лицо это сказать. 

- За сына не скажу, не знаю. А вот я бы внучке помогала, если бы ты ей нашу фамилию и отчество сына дала. А так я помогать не собираюсь, - вскинула голову не-бабушка и гордо удалилась. 

Мне от их семейки ничего не надо. Все хорошее, что я могла взять - взяла, дочь у меня есть, а свою помощь пусть уберут себе куда подальше. Мы с дочерью и без них проживем.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.