image

Я нашла своего младшего брата только в 45, но общение получилось совсем не таким, как я ожидала

мнение читателей

Мои родители развелись, когда мне было 12 лет. Причиной стало рождение мальчика Сережи у другой женщины от моего отца.

Ирония судьбы заключалась в том, что эта другая женщина была маминой воспитанницей. Мама работала в детском доме. Звали воспитанницу Майя, и жила она в детдоме с семилетнего возраста.

Почему-то мама привязалась к ней, часто приводила ее к нам домой. Окончив школу, Майя выучилась на повара. Она могла бы получить место в рабочем общежитии. Но мама позвала ее жить у нас. Квартира позволяла, места было достаточно.

Однажды маму направили на курсы повышения квалификации в соседний город. Тогда и закрутился у отца с Майей роман. А вскоре родился Сережа. Мама сразу подала на развод, забрала нас с сестрой, и мы уехали в другой город.

Через некоторое время уехал к своим родственникам и отец. О том, как жила Майя, мы ничего не знали. Умер отец, потом и мамы не стало.

Однажды в какой-то криминальной телепрограмме вдруг прозвучало – Сергей Иванов. Речь шла о торговле паленой водкой. И город называли тот самый, мою родину. Как на грех, телевизор сломался, работал только звук. Я даже не смогла увидеть лицо этого Сергея. Если он в отца, я бы узнала. Да и Майю я хорошо помнила. Сердце у меня колотилось. Может, ему нужна помощь? Женат ли он? Заботится ли кто-нибудь о нем? Жива ли Майя? Может, он вырос в детдоме, не нужный никому? Я решила найти брата. Сначала пробовала сделать это через телевидение, но не получилось. Тогда я написала в районный отдел внутренних дел.

Ответ был очень подробный. Оказалось, что Майя вышла замуж и родила еще двух сыновей. Ее муж усыновил Сергея. Фамилия его не Иванов, так что в передаче речь шла не о нем. Живут они все в том же городке. Также мне сообщили, что общаться со мной Майя не хочет. Это было обидно, но я смогла ее понять. Хоть я и не виновата ни в чем, но наша семья – это не самые приятные ее воспоминания.

Случайно я нашла почтовую открытку от бывшей одноклассницы Марины. Много лет назад мы переписывались, потом семьи, дети, и все затухло. Я написала ей письмо.

Спустя некоторое время Марина написала, что Майя умерла. Я решила встретиться с Сергеем. Приехав в родной город, я пришла к однокласснице и рассказала о своих планах.

В маленьком городе все друг друга знают. Так что Сергея моя подруга знала. Тем более, что скандальная история и развод родителей были на глазах у всех и еще не забылись.

Сергей работал водителем автобуса. Мы с подругой дождались его на остановке. Я жадно разглядывала брата, но открыться, кто я, не могла решиться.

Подруга взяла все в свои руки. Дождавшись конечной остановки, она подошла к Сергею. По тому, как ошеломленно он обернулся, я поняла, что подруга все выложила. Ничего не оставалось, как идти знакомиться.

Мы оба чувствовали смущение и не знали, что говорить. Опять выручила подруга.

−До скольки ты работаешь? – спросила она.

Сергей заканчивал работу в шесть, и мы договорились встретиться. Я дождалась брата возле автобусного парка, и мы пошли в кафе.

Мы не знали, о чем говорить. Я украдкой разглядывала Сергея. Он был очень похож на моего отца. На нашего отца! Он трогал переносицу косточкой указательного пальца, и тонкая иголочка больно касалась моего сердца: так делал папа. О своей семье он говорил неохотно. Он вообще больше молчал. Я тоже не очень хотела рассказывать о своих. Мне казалось, что ему это неинтересно. Может, он боялся, что я упомяну отца. Я чувствовала его отчуждение.

Хотелось спросить, знал ли он о том, кто я, как все было до его рождения, что произошло в нашей семье. Но не решалась. Судя по тому, что он не спросил, кто я такая, можно было предположить, что знал. Но что именно? Если что-то рассказала Майя, то наверняка в самом черном свете. Хотя при чем же мы, дети? Так мы промаялись примерно час, большую часть времени проведя в тягостном молчании. Я чувствовала, он жалеет, что согласился на встречу. Было очень горько. У меня было к нему грустное и нежное чувство. Но он все выше возводил стену между нами.

Расстались с облегчением и не договаривались встретиться снова. Я не предложила ни переписываться, ни звонить, боялась услышать отказ. Он тоже не предлагал никакого продолжения общения.

В этот же вечер я уехала. В поезде поплакала, сама не знаю, над чем. Все у него хорошо, налаженная жизнь, здоров, семья крепкая, обут-одет. И у меня все хорошо. Но какая-то тоска сжимала сердце и мешала дышать.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.