image

Я родила мужу здоровую дочь, а он на неё даже смотреть не хочет, ведь «это же не мальчик»

мнение читателей

Мой муж Саша очень хотел сына. На УЗИ мне дважды сказали, что родится мальчик. Супруг был вне себя от радости. Но когда родилась дочь, он сильно расстроился, заявив, что врачи его обманули.

Я забеременела в июне. Кода мой муж узнал эту новость, то сразу заявил:

- Мне нужен сын! И пусть он родится в мужской праздник - 23 февраля.

- Ну, это уже не от меня зависит, - отшутилась я. – Главное ведь, чтобы ребёнок был здоровым.

- Конечно, любимая, главное, чтобы наш сын был здоровым защитником!

Желание моего Саши сбылось наполовину: ребёнок родился в час ночи, именно 23 февраля. Правда, супруг ждал маленького Олега, а получилась Ольга. Наверное, мне, как маме было просто принять любого малыша. А вот муж закатил скандал, обвинив все высшие силы и медицинский персонал в том, что его сына подменили какой-то девчонкой. Врач пытался успокоить мужа, пока нашу дочку пеленали. Он объяснял супругу, что специалист на УЗИ мог ошибиться и что пол ребёнка, в первую очередь, зависит от мужских половых клеток.

Лучше бы он этого не говорил. Муж только сильнее разозлился. Он решил, что врач считает его недостаточно мужественным. Тут чуть до драки не дошло. Но санитары быстро угомонили моего благоверного и вывели в  коридор.

По словам медсестёр, супруг просидел там до утра, не решаясь войти ко мне с дочкой. Он плакал и повторял:

- Какое издевательство: родить дочку в мужской праздник. С сыном я бы пошёл на футбол, на хоккей, сыграл бы в войнушку. Что я буду делать с девочкой?

Утром ко мне зашла медсестра:

- Идите к своему мужу, он сидит возле окна.

Я подошла к Саше и обняла его за плечи. Он вздрогнул и взглянул на меня покрасневшими глазами:

- Что я сделал не так? В чём я виноват?

- Почему ты считаешь себя в чём-то виноватым? Ведь ты мечтал, чтобы ребёнок родился 23 февраля, так и случилось. Тебе Бог подарил прекрасную дочь. Да, она – не сын? Ну, и что? В следующий раз рожу тебе сына.  

- Ты не понимаешь. Я так мечтал о мальчике и уже всё распланировал: чем мы будем заниматься, в какую спортивную секцию он пойдёт, кем станет, когда вырастет.

- Саша, но ведь твои родители тоже планировали, что ты станешь пилотом, а ты работаешь IT-шником. Неужели они стали тебя меньше любить из-за этого?

- Нет,  но это – совсем другое.

- Ошибаешься. Ты тоже разрушил их мечты. Пойдём со мной, я познакомлю тебя с нашей Оленькой.

В какой-то момент мне показалось, что я сумела достучаться до мужа. Он вошёл в палату и посмотрел на дочь. Она спала, и лучик солнца падал на её крохотное покрасневшее личико. Она во сне закрылась своим маленьким кулачком. В этот момент весь мир для меня был заключён в ребёнке. Но Саша только вздохнул, а затем сказал, что очень устал и поедет домой, чтобы выспаться. Я противиться не стала, надеясь, что со временем всё изменится к лучшему.

Но выписка из роддома превратилась для меня в каторгу. После родов у меня ныла поясница, а ждать врача и всех родных, которые встречали нас с малышкой, пришлось четыре часа. Причём самым последним приехал «счастливый» отец семейства. Он не сел за руль нашей машины, а приехал на такси. Водитель буквально выволок его из автомобиля и даже помог дойти до порога роддома. Всю эту картину я наблюдала из окна. После этого муж начал распевать песни об армии и кричать, что его ребёнок родился в День защитника Отечества.

Через час с горем пополам нас с дочкой отпустили домой. Конечно, персонал и наши родители были не в восторге от поведения моего Саши. Даже его мама подошла к нему и отчитала по полной программе.

А потом начались наши будни. Муж после огромного количества спиртного пытался заснуть. Малышка, наоборот, в первую ночь спать отказывалась. Она всё время хныкала. В итоге, Саша сказал:

- Вот, родила бы мне пацана, - он бы не плакал, а спокойно спал.

Эти слова он повторял мне ежедневно. Все мои попытки вызвать у мужа любовь и нежность по отношению к дочери оканчивались провалом. Мало того, что после родов мне нужно было прийти в себя, поддерживать порядок в доме, готовить еду и заботиться о малыше, мне ещё нужно было настраивать Сашу на то, что теперь он – отец.

Спустя почти два месяца после выписки муж даже ни разу не взял Оленьку на руки. Для него её как будто не существовало. Он видел живую куклу в колыбели и отказывался верить в то, что она – его дочь. Я поняла, что мои силы на исходе. Из-за того, что я нервничаю, у меня стало пропадать молоко. Врач предупредил, что стресс сводит возможность грудного кормления к нулю. Тогда я собрала малышку и уехала к родителям на недельку, чтобы отдохнуть.

За это время Саша приехал всего один раз. Когда я ему звонила, он спрашивал только обо мне. Его не интересовало, как дела у нашей дочки. И тут я задумалась: «А есть ли смысл возвращаться туда, где моего ребёнка не любят и не ждут?». Своими мыслями я поделилась с мамой.

- Подожди, дай Саше время. Он должен привыкнуть. Найди способы заставить его взять дочку на руки, - я уверена, что всё изменится, - сказала мне мама.

Возможно, она права, и мне нужно хитростью вынудить Сашу полюбить Оленьку. Но разве это будет настоящая любовь? Всё-таки я не уверена, что хочу к нему возвращаться. Побуду ещё недельку у родителей, а там посмотрим, что делать дальше. 

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.