image

Я устал от дотошности жены и не хочу больше жить с занудой

мнение читателей

Говорят, что женатые люди в процессе совместной жизни проходят через несколько кризисов. Это - 3 года, 7 лет и 15 лет. По истечению этого срока муж с женой зачастую не представляют жизни друг без друга, хотя бывают исключения. Мне кажется, наша пара, как раз входит в эти редкие случаи.

Я работаю инструктором по фитнесу. Понимаю, что это звучит немного странно, учитывая, что мне почти 50 лет. Но поверьте, на улице на меня засматриваются девушки, которые в 2-3 раза моложе меня. Я привык держать себя в тонусе, не позволяю обвисать своему животу, но при этом придерживаюсь делового стиля в одежде. Мне нравится, как я выгляжу. Можете даже считать меня нарциссом.

Моя жена младше меня на 8 лет. Не могу сказать, что она у меня – фотомодель, хотя в спортзал и спа-салоны она ходит регулярно. Маша от природы высокая, статная, с большим бюстом и фигурой как у гитары. Возможно, такая красотка, как она, и не взглянула бы на меня.

Но, видимо, так судьба распорядилась. Мы познакомились на свадьбе у общих друзей. Она была подружкой невесты и поймала букет. Когда тамада спросил у неё, кто же тот счастливчик, который поведёт её к алтарю, она сказала, что парня у неё нет. Тогда я вышел в центр зала и предложил ей рассмотреть мою кандидатуру. Мы много танцевали и, в итоге, уехали домой вместе.

Спустя пару месяцев мы стали жить вместе. Поначалу я не замечал в ней никаких недостатков. Маша прекрасно готовила, занималась спортом, при этом работала экономистом и хорошо выглядела. Ей удавалось совмещать, что называется, тигрицу в постели, повара на кухне и строгую начальницу на работе.

Мне даже нравилась её дотошность. Она не ложилась спать, пока не наведёт порядок на кухне или не нанесёт маску на лицо. Всё должно было быть идеальным. Мне казалось, что и я совместим с ней на все сто.

Меньше, чем через год, мы поженились. Детей мы заводить не спешили, мы наслаждались жизнью и друг другом. Со временем я стал замечать только один нюанс в своей жене: если мы ехали вместе с ней на какую-либо встречу, то постоянно опаздывали.

Причём неважно, был ли это какой-то деловой ужин и ли просто поход в кино с друзьями, расстояние до места назначения тоже значения не имело. Маша не выходила из дома если в гардеробе был беспорядок. Она не представляла, как можно переступить порог квартиры, не проверив 100 раз, выключены ли плита и утюг. Я списывал это на её аккуратность и внимательность к деталям, а, на самом деле, это называлось дотошностью и занудством.

Скажу честно, детей мы так и не завели. Маша всё время ждала какого-то «идеального» момента: то луна должна была быть полная, то я в определённой позе, то Маше срочно нужно съесть особый фрукт для овуляции. В общем, всё это – ерунда, так как, по моему мнению, с противозачаточных таблеток моя жена практически не слезала.

Меня это, собственно, не сильно и беспокоило. А вот Машу одно время начало «клинить». Если она видела на улице малышей до года, то обязательно к ним подходила, обнимала, целовала, брала на руки. Бывало, что она делала это, не спрашивая разрешения у стоящих рядом родителей. Естественно, они начинали сторониться её, как от чумной.

Маша однажды предложила мне усыновить ребёнка, но я отказался. Для неё все детдомовские малыши в один момент стали прекрасными и желанными. А ещё я посоветовался с юристом. Оформление опекунства могло занять несколько месяцев, а то и целый год. Ну уж нет, столько нервотрёпки я терпеть не готов.

И тогда жена завела ПЕРВОГО мопса. Я не случайно подчёркиваю, что он был первым, потому что после первого появилось ещё пять собак. Вы можете себе представить, как в двухкомнатной квартире уживаются шесть четырёхлапых животных и двое двуногих?

Уборка превратилась в основное занятие Маши. Из-за собак она даже ушла с работы.

- Как же я брошу своих малышек одних на весь день, милый? – спросила она у меня, хлопая ресницами. Правда, вопрос был, скорее, риторическим – жена уже написала заявление об увольнении к тому моменту.   

Честно говоря, я был готов мириться с дотошностью жены, её собаками и нежеланием работать. Последней каплей для меня стал приезд её мамы. Тамара Тимофеевна – женщина властная и, как я думал, мудрая. Но она развеяла моё мнение о себе. Во-первых, тёща решила мне высказать своё «фи» по поводу размера моей зарплаты. Во-вторых, она почему-то решила, что нам нужно переезжать из квартиры в дом.

- Машеньке и вашим хвостикам нужен простор и свежий воздух, - резюмировала Машина мама.

- Простите, а дом Вы нам подарите, Тамара Тимофеевна? – спросил я.

- Скажешь тоже. Кто у нас в доме мужчина, тот и должен покупать.

- Значит, мужчина здесь – я. Так?

- Конечно.

- И я принимаю важные решения?

- Да.

- Тогда слушайте, женщины. Мы никуда не переезжаем. Я не собираюсь устраиваться на вторую работу. И ещё: мы оставляем в квартире только одну собаку, остальных Машенька продавай, раздавай – на твоё усмотрение.

- Ты что, Стас! Они же мне как дети.

- Пока у нас в квартире бегает куча хвостатых детёнышей, своих малышей мы не дождёмся.   

Что тут началось. Тёща начала кричать, жена – плакать, собаки – лаять. В общем, день открытых дверей в дурдоме. Я ушёл в ванную и закрыл за собой дверь. Как я докатился до жизни такой?

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.