back b
image

Я золовку прикрывала, когда она вечно с детьми на больничных сидела, а она меня прикрывать отказалась

мнение читателей

Когда золовка вышла после декрете на работу, я ее перед начальством всегда прикрывала. Ей то в поликлинику, то дети в садик не пошли - заболели. Почти три года пахала, как лошадь, за себя и за "того парня". Родственница ведь. А как я после декрете вышла, так золовка заявила, что мой ребенок - это моя проблема.

Так получилось, что мы с сестрой мужа работаем в одной организации. Я уже работала там, когда пришла Света. С ее братом я была еще не знакома, да и с ней особенно не общалась. 

Когда мы стали встречаться с Пашей, я не сразу узнала, что Света - его сестра. Выяснилось это месяца через два, когда меня пригласили в гости. 

Света была в восторге, что мы работаем вместе. Я тоже ничего плохого в этом тогда не видела. С ней у нас были до этого нейтральные отношения. Когда Паша представил меня родителям, его сестра как раз готовилась выйти замуж. 

- Ну хоть не страшно будет в декрет уходить, есть кому спину прикрыть, а то наши пираньи только и ждут, кого бы сожрать, - смеялась Света.

Коллектив у нас подобрался возрастной, поэтому все молодые девушки там первое время подвергались массированным атакам старожилов. Я через это тоже прошла. 

Света через месяц вышла замуж, а через полгода забеременела. Сразу начались отпрашивания с работы, а чтобы ее не ругали, она просила меня прикрыть ее, взяв на себя часть ее задач. Начальству было все равно, кто выполняет работу, главное, чтобы было сделано. 

- Села она тебе на шею. Смотри, ушлая девица, наплачешься ты еще с такой родственницей, - ворчала наша коллега Елена Владимировна. 

Я тогда не восприняла ее слова всерьез. Света же не просто так отпрашивается, ей действительно надо. 

Золовка родила ребенка, а мы с Пашей поженились. Я в декрет не торопилась, нам нужно было решать вопрос с жильем. К тому же хотелось пожить с мужем для себя. 

Света из одного декрета ушла во второй, дети у нее погодки. Мы с ней нормально общались, но редко хватало на это времени. У нее заботы с детьми, а я работала и подрабатывала, чтобы скорее разобраться с жильем. 

К моменту выхода Светы из декрета, у нас уже была куплена квартира. Мы бы обошлись даже без кредита, часть денег дали мои родители, продав дачу. 

Мы стали планировать ребенка, но с этим были проблемы, никак не получалось. Я старалась заниматься своим здоровьем без отрыва от работы, потому что деньги были нужны. Но с выходом из декрета золовки со временем у меня стало туго.

- Прикрой меня сегодня, а? У малых утренник в садике, я должна там быть, - просила Света, подсовывая мне папку со своей незаконченной работой. И я соглашалась.

- Выручай! Мелкий заболел, а начальник мне голову открутит, если я отчет не сдам. Мне хоть разорвись, не могу от малого отойти, - надрывным шепотом умоляла она. И я выручала. 

Болели дети у нее часто Уходить на больничные Света не хотела, чтобы не терять в зарплате. Я же порой на работе засиживалась и до девяти, и до десяти вечера. Ведь кроме Светиной работы у меня была еще и моя. 

Старшие коллеги только бросали на меня косые взгляды, но от комментариев воздерживались. Я же продолжала прикрывать Свету, ведь все-таки родственница.

Потом я ушла в долгожданный декрет. К тому времени на пенсию вышла свекровь и Света переложила заботу о больничных на ее плечи. Я же в декрете отсидела до полутора лет, а потом моя мама тоже вышла на пенсию, а я отправилась на работу. 

К сожалению, у мамы не всегда была возможность сидеть с ребенком. Она гипертоник, поэтому бывало, что плохое самочувствие не давало ей даже с кровати встать, тут уже не до внука. В такие дни я сама оставалась дома, прося Свету прикрыть меня. 

Я в этой просьбе не видела ничего предосудительного, ведь я ее часто выручала. Света соглашалась, но неохотно. А через пару месяцев меня в сторонку отозвала та самая Елена Владимировна. 

- Ты Светку больше не проси тебя прикрыть. Она сразу бежит к начальству жаловаться, что ей и своей работы хватает, еще и ты на нее сваливаешь. Лучше ко мне или к Людмиле подойди.

Для меня это было громом среди ясного неба. Такого я не ожидала. Я не до конца поверила коллеге, любит она сгущать краски. Но потом меня на ковер вызвал начальник и отчитал, заявив, что дети - это прекрасно, но мне тут платят за работу. И я не должна сваливать ее на других.

На работе устраивать разборки я не стала, пошла вечером к Свете и спросила, что происходит. 

- А почему это я твою работу должна тащить? Ну, ребенок у тебя, и что? У всех дети. Все как-то выкручиваются. Я не ломовая лошадь, чтобы тащить свою работу и твою. У меня тоже дети, которым я должна уделять внимание, - ответила мне золовка. 

Я промолчала. А что я ей могла сказать? Что я именно так в свое время и поступала, тащила и ее работу тоже? Так она об этом знала. Говорить, что я ее выручала, теперь, по-хорошему, она должна выручать меня? И об этом она знает. 

Вечером я все рассказала мужу. Не чтобы пожаловаться, а чтобы объяснить, почему я больше не хочу ни видеть, ни слышать его сестру. Он поиграл желваками, сказал, что понял меня. 

Видимо, с сестрой он поговорил, потому что теперь она демонстративно со мной не разговаривает и даже не здоровается. Мне ни капли не жалко, я тоже не желаю с ней разговаривать. Жалею, что в свое время не послушала Елену Владимировну, стольких бы проблем могла избежать. 

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.