back b
image

Больше не буду сидеть с внуком, потом меня делают во всем виноватой

мнение читателей
Больше не буду сидеть с внуком, потом меня делают во всем виноватой
Фото из интернета

Отказалась сидеть с внуком из-за неадекватного поведения невестки. После визитов внука вечно выслушивала в свой адрес водопад упреков. Не нравится, как я ухаживаю за ребенком? Сидите сами, а с меня хватит.

Сын женился три года назад на Илоне, девушке младше себя на восемь лет. Ему было уже тридцать, а ей, соответственно, 22, но на свой возраст она себя не вела. Больше всего она походила на подростка, который привык, что все его капризы исполняются. Что в ней нашел сын, ума не приложу. Ни сногсшибательной внешности, ни хозяйственности, ни выдающегося ума. Но что-то, видимо, нашел, раз женился.

Я свое мнение держала при себе. Общаться ни я, ни она не рвались, обходились передачей приветов через моего сына. Но когда родился внук, мне пришлось контактировать с невесткой. У нее с первых дней прорезался мощный материнский инстинкт, поэтому внука подержать я смогла только разок, под чутким приглядом Илоны. 

От предложенной помощи она отказалась категорически, ну, была бы честь предложена. Первый год жизни малыша я видело его два раза - на выписке и потом на день рождения меня позвали. Было обидно, конечно, но устраивать скандал на ровном месте не хотелось. 

Зато когда сын из-за эпидемии стал получать урезанную зарплату, обо мне вспомнили. У них квартира в ипотеке, к тому же жить привыкли на широкую ногу. Раньше зарплата сына все это покрывала, а теперь вот шиш. Он мониторит рынок труда, но пока по его специальности все предложения либо с такой же зарплатой, либо еще ниже. 

Денег в семье не хватало, поэтому было решено, что Илона выйдет на работу. Ей, конечно, дико не хотелось, но делать было нечего. А внука решили привозить ко мне. Я была не против помочь, не чужие же люди. Но скоро изменила решение.

Илона вышла на работу, первую неделю она названивала мне каждый час, как там сын. Я кое-как себя сдерживала, чтобы не послать ее работать, но сделала скидку, что она впервые так надолго оставила малыша. Вроде как молодая мать. Единственное, не понимаю, когда она успевала работать, если вечно мне то звонит, то пишет.

Вечерами, когда она его забирала, мне учинялся настоящий допрос: как кушал, как спал, в каком был настроении. На следующее утро выдавался список инструкций, чуть ли не минутам, что делать, как и когда. Видимо, на работе ей сделали замечание по поводу вечного сидения в телефоне, поэтому она мне постоянно писала. А мне некогда отвечать, я с ребенком занимаюсь, вообще-то.

Затем начались претензии, что я внука чем-то накормила, у него диатез. 

- Что вы за бабушка такая? У ребенка щечки красненькие, а вам наплевать, - билась в истерике невестка, прижимая к себе плачущего сына. - Ему у вас плохо, вон он как плачет!

- Он плачет, потому что ты его своими воплями напугала. Ты успокоишься, успокоится и он.

- Я своего ребенка лучше знаю! Ему тут плохо! На что у него аллергия?

- Это ты у меня спрашиваешь? Это я у тебя должна спросить, ты же у нас мама, которая ребенка лучше знает. 

Фыркнула, что она вообще-то работает, а я могла бы о здоровье внука попереживать и сходить к врачу с ним. 

Потом внук не вписался в дверь, на лбу небольшой синячок, не шишка даже. Там опять истерика, почему я не вызвала скорую, не отвезла в больницу, не позвонила ей, она бы все бросила и прибежала.

- Вы так ребенка угробите! У него травма головы! - Голосила Илона, разглядывая маленький синячок.

Хотелось ей ответить, что травма головы тут только у нее, но я каким-то чудом сдержалась.

Потом была претензия, что я совсем не развиваю внука. Хотя мы с ним и лепили, и рисовали, и кубики складывали, и фасоль из гречки он выбирал. На улице тоже гуляли, когда можно было. Начинали учить слова, но это ему плохо давалось. А невестка хотела, чтобы ребенок и гимнастикой занимался, и алфавит учил, и считать умел. А в три года, скорее всего, он должен был закончить школу.

- Что эти ваши кубики? А фасоль вообще позапрошлый век! Надо же идти в ногу со временем!

Последней каплей стала болезнь внука. В понедельник ребенка уже привели вялым, я сначала думала, что он просто не проснулся еще, но к обеду померила температуру, градусник показал выше 37. Я самовольничать не стала, сразу позвонила Илоне.

Она сама прилетела, еще и сына с работы сорвала, будто тут кто-то умирает. Угадаете с трех раз, кто оказался виноват, что ребенок заболел? Конечно же я. Невестка устроила такой скандал мне и сыну, что просто караул. Меня назвали безответственной женщиной, которая не может присмотреть за собственным внуком, что я его постоянно возвращаю голодным, с синяками и больным, ну и дальше еще река бреда.

Я это все послушала, выставила невестку из своей квартиры, а сама решила поговорить с сыном.

- Ты же понимаешь, что она тут комедию ломает, чтобы доказать тебе, что без нее ребенок просто пропадет? Ей хочется дома сидеть, а не работу работать. А меня крайней выставляет. 

- Ты не права, мам. Илона просто слишком бурно реагирует, она же впервые стала мамой. Просто будь с к ней терпимее.

Но я отказалась. Он нашел себе прибабахнутую малолетку без тормозов, а терпеть ее должна я? Нет уж. Сам нашел себе такую жену, пусть сам и терпит. А я умываю руки. Жаль, конечно, что внука теперь я скорее всего не увижу, но мне мои нервы дороже.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.