Мачеха заставила отца вычеркнуть меня из завещания

истории читателей
04-03-2024

Мои родители развелись, когда мне было 20 лет. Отец встретил другую женщину, и после рождения внучки ушел из дома. Я пыталась поговорить с ним, но он ничего не хотел слушать. 

Его новая жена – Тамара – совершала попытки найти со мной общий язык. Она иногда названивала мне и начинала петь соловьем. Я слушала ее лживые речи, но точку в наши «задушевные» разговоры поставила ее фраза: «Оленька, я люблю тебя больше, чем собственных сыновей».

Я, напрочь не переносившая лицемерия, не смогла больше даже разговаривать с этой женщиной. Меня начинало подташнивать уже при упоминании ее имени.

Потом мы с мужем уехали в другой город, и я долго ничего не слышала об этой Тамаре. С отцом мы поддерживали связь только по телефону. 

Спустя полгода Тамара и мой папа расписались. К слову, только официальных браков у нее до встречи с моим отцом было пять. Теперь это была полноценная семья, в которой помимо «молодоженов» присутствовали двое взрослых детей Томы от первого и второго брака.

Младший Геннадий был тихим и покладистым, он быстро нашел общий язык с моим отцом. Старший же Илья не отличался желанием общаться с новым мужем своей матери. Он постоянно хамил, дело доходило даже до драки. 

Однажды мне позвонил дедушка. Он рыдал в трубку, я не сразу смогла понять, что произошло. Оказалось, его обворовал Илья. Подавать в полицию дедушка не хотел, боялся, что отец обидится. 

«Родственники ведь какие-никакие», − в его голосе было столько боли и разочарования.

Несмотря на обиды, которые я испытывала по отношению к отцу, я продолжала с ним общаться. Я была рядом, когда он лежал в больнице. Я ругалась с его новой женой, когда она отказывалась ухаживать за ним в послеоперационный период. В общем, я всегда была с ним на связи, несмотря на то, что жили мы в разных городах. 

Отец умер неожиданно. После операции он редко выходил из дома. Врачи категорически запретили ему употреблять спиртные напитки, а «добрая» Тамара делала ему настойки.

Как-то отец позвонил мне.

− Как думаешь, настойка из лаврового листа поможет при моей болезни? Мне Тома говорит пить ее.

− Мое мнение ты знаешь. Никакого спиртного. А с врачами советовался?

− Да, они говорят не страдать ерундой, а довериться официальной медицине.

− Ты сам ответил на свой вопрос.

А потом отец умер. Я так и не получила внятного ответа от Тамары на вопрос о том, как это произошло. Понятное дело, что слабое здоровье, никакого ухода, несоблюдение рекомендаций врача сыграли свою роль. Но мне бы хотелось знать больше.

 

После похорон ко мне подошла сестра отца. Она сказала мне, что по слухам дом папа завещал Илье.

− Не может этого быть. Он же в свое время бил отца, обворовал дедушку. Да ладно, слухи это все.

− Ты, Оленька, уточни всё. Люди не будут понапрасну болтать, - пыталась убедить меня тетя Валя.

Через пару недель тетя позвонила мне и спросила, уладила ли я вопрос с наследством. Меня и саму начало мучить любопытство, поэтому я поехала к юристу.

Когда я читала завещание, слезы ручьем лились из глаз. Я не смогла их сдержать, увидев строчки о том, кому достанется дом.

«Как же так, папа!», − думала я. Дом, где прошло все мое детство, теперь будет принадлежать не мне? Он достанется Илье, который столько зла тебе причинил? Я не хотела в это верить.

Я позвонила Тамаре.

− Как так получилось, что отец все завещал вашему сыну? Они же постоянно ругались! 

− Ну, кто тебе сказал, что они не ладили. Они дружили, − невозмутимо ответила эта женщина.

− Я не верю ни единому вашему слову. Я буду подавать в суд, чтобы опротестовать это нелепое завещание!

− Бесполезно, девочка моя! У меня есть записка, где отец пишет о том, что ты его знать не хотела, никогда не звонила, не приезжала.

Получается, эта бессовестная дамочка обо всем позаботилась заранее. Даже записочку подготовила на случай, если я попытаюсь опротестовать завещание. «Но я все же попробую это сделать», − решила я.

Потом был суд, поэтому мне снова пришлось встречаться с Тамарой. Длился он долго, но я его все-таки выиграла. 

Завещание признали недействительным, потому что написано оно было в тот момент, когда отец не мог руководить своими действиями, так как принимал сильнодействующие лекарственные средства.

По решению суда дом разделили между мной и его женой. Тамара долго кричала, она осталась, мягко говоря, недовольна решением суда. В итоге я отдала половину стоимости дома Тамаре из своих личных накоплений. И надеюсь, что теперь мне больше не придется с ней встречаться.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.