Мама своими постоянными придирками довела мою жену до настоящего сердечного приступа

истории читателей
28-05-2024

Мать, конечно, является самым главным человеком в жизни для сына. Тут не поспоришь. 

Я своей матери благодарен за всё. Она растила меня одна: отец ушёл от нас, когда мне 8 лет было. Но уж очень тяжёлый у неё характер! Стараюсь относиться с пониманием – она много чего в жизни пережила. Но в последнее время что-то маму совсем заносит, и терпеть становится всё сложнее.

Главная причина наших споров – моя жена Юлька. Первый мой брак продлился всего три года после женитьбы на однокурснице из института. 

Детей с первой женой завести не успели, да и к лучшему! Потом долго не хотел и даже не собирался жениться. Лет 10 холостяком проходил, пока не встретил Юлю.

Она у меня маленькая, хрупкая, как птичка. Я старше на 8 лет, поэтому, наверное, опекаю её немного больше, чем нужно. 

Мы вместе уже шесть лет, детей нет пока, но подумываем об этом. И всё у нас хорошо, бесит только отношение матери к жене. Ну, прямо коса на камень нашла! Даже пытался с матерью серьёзно поговорить:

- Мам, ты только не обижайся, но зачем ты Юлю критикуешь постоянно? Тебе поговорить, что ли, не с кем?

- Вот спасибо, сыночек! Дождалась я благодарности! И внуков нет, и родной сын на старости лет стакан воды не подаст! Снегурочка, что ли, Юля твоя? От пары замечаний растает? Ей, неумехе, на пользу мои слова! – начинала каждый раз заводиться на ровном месте мама.

А пару недель назад прихожу домой с работы и вижу, что Юлька сидит на диване поникшая, в руках держит бумажки какие-то и читает. Меня увидела, позвала:

- Валер, подойди. Сядь.

- Юль, чего тусклая такая сидишь? Что с настроением? – спросил я, начиная немного переживать.

- Да я к врачу ходила. Ещё на прошлой неделе. Стало как-то давить в груди немного, неприятные ощущения появились. А сейчас и чего только нет – сам знаешь. Кучу анализов сдала. Тебя не хотела раньше времени волновать, – тихо объясняла Юля.

- Так. И что? Не тяни. Чего врач-то сказал? – уже не на шутку разволновался я.

- Говорит, что первые признаки сердечной недостаточности увидел. Всё спрашивал, нет ли у меня какого-то постоянного сильного стресса... – продолжала объяснять супруга.

- А какой у тебя стресс-то? На работе тебя все обожают. Подружки твои от нас не вылезают. Я вроде тоже ничем ни в чём не проштрафился. Ты же ведь сказала бы мне, правда? – я был готов во что бы то ни стало докопаться до причины болезни жены.

- Валера, ты только не обижайся... Но думаю, что мне надо поменьше с Верой Михайловной общаться, мамой твоей. Я её просто боюсь! Каждый раз при ней у меня каждая клеточка трясётся. Опасаюсь, что опять что-то не так сделаю. Она же меня отчитывает за каждый шаг! Всё из рук валится. Реву потом сутками, – собравшись с духом, выпалила Юлька.

Вот это новости! Нет, конечно, я знал, что мама иногда перебарщивает, но чтобы вот так человека до сердечного приступа довести – это уже перебор!

На следующий день после работы заехал к матери домой. Она обрадовалась, засуетилась:

- Ой, Валерочка, привет! А что не предупредил? Я бы хоть пирожок испекла. Ну, давай хоть супчик налью!

- Мам, не голодный я. Сядь, поговорить надо, – я развернул стул за столом, приглашая мать к разговору.

- Господи, да что случилось? – мама села на стул и внимательно посмотрела на меня.

- Юля к врачу ходила. С сердцем там проблемы у неё нашли... Короче, давай завязывай придираться к ней. Давно хотел тебе сказать, но тут уже клинический случай, как говорится, – сразу сказал я всё, что думаю.

Мать опешила. Растерянное и тревожное выражение на её лице быстро сменялось злобным: брови нахмурились, а из глаз уже были готовы вырваться молнии:

- Это она тебе наговорила? Тоже мне нашлась «сердечница»! Я вот пенсионерка, и ничего – не колет ни в одном боку. Не бывает у таких молодых сердечных приступов. А ты уши развесил! Конечно – мама виновата, мама плохая. Да я в её годы...

- Знаю, знаю. Работала на двух работах, меня растила, своей матери в деревне помогала. Ты герой, это хочешь услышать? Но не все такие. Юля мягче, тоньше, да и не надо сейчас с коромыслами-то ходить. Чего ты от неё хочешь? – начинал заводиться я.

- Вот! Она нас с тобой поссорить хочет! Так и знала. Ты уже и на мать орёшь! А всё из-за неё! – не унималась мама.

Я встал и молча вышел. Её не переспоришь. Ну, вот чего мать на Юльку взъелась? Ведь она не злая женщина.

Шёл домой под накрапывающим дождём и думал: иногда материнская любовь превращается в крупнокалиберное орудие, которое бьёт прямо в сердце. Кто бы мог такое представить!

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.