Мама влепила мне пощечину, когда узнала, что я влюбилась в отчима

истории читателей
02-03-2024

Родители развелись, когда мне не было и семи лет. Несмотря на то, что бабушка (мама отца) говорила, что тот приходил к нам, я этого совершенно не помню. 

Встав более менее взрослой, я захотела пусть не докопаться до истины, но всё же узнать, что стало причиной ухода папы из семьи. Но я опоздала. Он умер за год до моего решения найти его. 

По правде сказать, я не особо расстроилась от самого факта, что отца больше нет. Меня печалило то, что я так и не узнаю правды. Все попытки выяснить причину развода у других родственников оказались бесполезными. 

Мать, узнав, что бывшего мужа больше нет, совершенно не опечалилась. Причина мне была ясна. Уже несколько лет к нам в гости приходил мамин одноклассник. И если в детстве я принимала это просто за дружеские визиты, то в подростковом периоде уже понимала всё предельно ясно. 

Да и мама с дядей Геной таиться больше не хотели. Свадьбы, конечно, не было. Лишь вечер в кругу самых близких родственников. Как по мне, так это была обычная пьянка, растянувшаяся с пятницы до вечера воскресенья. 

Мама и дядя Гена, к слову, пили совсем мало. Чего не скажешь о дедушке и дядьке по маминой линии (с папиной стороны, естественно, быть никого не могло). 

Наконец торжество закончилось. И так как мама и дядя Гена взяли отпуск, решено было махнуть на юг. Впервые за долгие годы я чувствовала себя счастливой. Море, солнце и вода наши верные друзья! Помните эти слова? Однако для меня южное солнце стало не другом, а скорее проклятием. 

Обгорев так, что на коже были волдыри, я не могла ни то что купаться, но и просто выходить на улицу. Лежа в палатке, я проклинала тот час, когда согласилась отправиться на отдых. Мама же, напротив, загорала равномерно и красиво, в шутку говоря, что я пошла не в нее, а в какого-то белокожего немца или эскимоса. 

Мало того, она находила в себе силы не только для купания, но ещё и для прогулок под палящим солнцем, что было выше моих сил. Заявив, что до конца отпуска меня никто калачом не выманит из палатки, я оккупировала её на целый день. 

- Привет партизанам! - голос дяди Гены, внезапно открывшего палатку, напугал меня. - Испугал? Ну, прости.

Мужчина весело рассмеялся. 

- А мама где? - спросила я. 

- На рынок пошла. А я, если честно, тоже уже не могу обливаться потом и гореть как шашлык. Вот и остался тут. 

- Понятно, - ответила я, перевернув страницу книги, которую читала, так как других развлечений не было. 

- Что читаешь? - поинтересовался дядя Гена, беря у меня книгу. 

- Да так… Про любовь, - смутилась я. 

- О, про любовь! - многозначительно сказал дядя Гена, глядя на меня в упор, от чего мне стало не по себе. - А ты веришь в неё? 

- Не знаю, - честно призналась я. 

- А вот я верю, - сказал дядя Гена и вышел из палатки. 

 

Тот случай выбил меня из колеи. Домой мы возвращались в каком-то напряжении, что-ли. Ночью, лежа без сна, я раз за разом вспоминала наш разговор, отчетливо ловя себя на мысли, что мне приятно об этом думать. А вот приятно ли вспоминать меня дяде Гене, я не знала. Неожиданно я поняла, что ни разу в жизни мне не хотелось его назвать отцом. В свою очередь, тот тоже никогда не назвал меня дочкой. 

Через некоторое время я с ужасом поняла, что безумно влюбилась в отчима. О том, что чувствую, я боялась сказать даже самой близкой подруге. А вот мой дневник, напротив, стал немым свидетелем всего самого постыдного, что я переживала. 

Учась в последнем классе, я заболела ангиной. Проведя в больнице три долгих недели, я наконец-то выписалась. Вечером, уже лежа в постели, я услышала шаги. Войдя в мою комнату, мать без слов влепила мне такую пощечину, что мне показалось, что голова оторвется. В руках у неё был мой дневник. 

Вспоминать то, как обзывала меня собственная мать, я не хочу. Я плакала и просила прощения, хотя, по сути, прощать было не за что, кроме как за глупые мысли, описанные на страницах дневника.

Позже, окончив школу, я поступила в институт и, конечно, забыла и думать о дяде Гене. А вскоре они с матерью разошлись. Я не посмела спросить, что стало причиной их размолвки. 

Мама после развода ни разу не вспомнила тот случай с дневником, видимо, поняв, что молодость способна на глупые мечты, которые не имеют ничего общего с реальностью.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.