image

Моя свекровь никого не любит, кроме себя

мнение читателей

Мы с супругом прожили недолгие, но счастливые 5 лет.  Мы любили друг друга и оберегали от невзгод. За это время у нас успели родиться две прекрасные доченьки-близняшки. А потом Серёжа пропал. Я думала, что так только в фильмах бывает: человек вышел из дома и больше не вернулся. Но со мной случилась именно такая история.

Сергея видели в тот злополучный день в продуктовом супермаркете, кто-то даже заметил букет цветов у него в руке. Все, кто его встречал, утверждали, что настроение у мужа было прекрасное (это был канун 8 марта). Но домой я любимого так и не дождалась. В результате, наши дочурки – Вера и Ника - остались без отца.

Поначалу мне было очень тяжело одной. Я с трудом устроилась на работу, имея двоих детей на руках. Так как мой муж не погиб и не стал инвалидом, а "всего лишь" пропал без вести, ни о какой материальной компенсации со стороны государства речи не шло. У девочек был официальный отец, и никого не волновало, что его физическое присутствие в данный момент было зафиксировано только на бумаге.

Когда дочки болели и не ходили в садик, меня выручала мама – она приезжала из другого города, готовила еду и наводила порядок в доме. Помимо этого, ей удавалось заниматься с внучками рисованием, чтением и счётом. Но маме было уже 60 лет, я видела, что ей тяжело даются поездки к девочкам. Поэтому я всё реже стала привлекать её в качестве няньки. В конце концов, она и так постоянно забирала Веру и Нику к себе на выходные, должна же она когда-нибудь отдыхать.

Зато со второй бабушкой девочек – Серёжиной мамой – дела обстояли как раз наоборот. Ирина Ивановна заходила в гости, в лучшем случае, раз в месяц, а то и в три. Она приносила внучкам по одной шоколадке и одному банану, гладила их кудрявые головки и уходила. Ни игр, ни заботы, ни материальной помощи со стороны свекрови я и девочки никогда не получали. Более того, от Ирины Ивановны чаще можно было услышать намёки на то, что я виновата в пропаже мужа.

- Небось, какой-нибудь твой ревнивый ухажёр избил моего Серёжу, и он лежит в больнице без сознания, - говорила свекровь и смотрела на мою реакцию.

- Как вы можете такое говорить?! - однажды не выдержала я. - Я осталась одна с двумя детьми на руках. Я пашу как проклятая целыми днями. Мне некогда даже волосы нормально вымыть! Хорошо, хоть мама ещё помогает, приезжает из другого города. А ведь вы живёте неподалёку, могли бы и почаще внучек навещать, поиграть с ними или сводить в парк. Что-то я не помню, чтобы вы хоть раз им не шоколадки, а кукол принесли или хотя бы денег дали на одежду. Вам, видимо, совсем неинтересно, чем занимаются и как, собственно, выживают дочки вашего сына.

- Ты зря повышаешь на меня голос, милочка. Мы обе прекрасно знаем, что Вера и Ника - это твои дети. Ты принимала решение их родить, а не я, тебе и заниматься их воспитанием и обеспечением. Я только-только вышла на пенсию и хочу пожить для себя. Я вдоволь наигралась с соседскими малышами, и никто из них сейчас даже не вспомнит, как меня зовут. Зачем же я снова буду напрягаться? - продолжала свекровь.

- Но ведь Вера и Ника Вам не чужие, они - ваша плоть и кровь, дочери вашего родного сына. Разве можно их сравнивать с какими-то соседями? - возмутилась я.

- От всех детей результат один: они шумят, мусорят и выводят из себя. Мне в данный момент жизни нужен покой и умиротворение. Я ради этого недавно даже от мяса отказалась и стала вегетарианкой. Я, между прочим, сына потеряла, и никто не знает, где он. Я с трудом держусь, чтобы не сорваться и не наглотаться таблеток. 

Вот уж по свекрови и не скажешь, что она с трудом держится. Такое ощущение, что ей до лампочки вообще все, что не касается напрямую ее персоны. Я напомнила, что мои дети - это ее внучки, и мне бы совсем не помешала бы ее помощь, хотя бы минимальная.

Но свекровь только покачала головой и разразилась тирадой, что вот она своего ребенка ни на кого не вешала, сама им занималась. И в больнице с ним лежала, и на работу ходила, и вообще она вся молодец, без чьей-то помощи выжила. 

- Значит, вы не готовы помогать мне посидеть с внучками даже в память о сыне? - постаралась я надавить на больное. Подло? Возможно, но и я не железная. Но и это, кажется, не сработало.

- В память о сыне я осталась жива! Детские игры его не вернут и никак ему не помогут, - ответила Ирина Ивановна.

Я поняла, что помощи с этой стороны всё равно не будет. У меня после этого разговора даже возникло желание запретить Вере с Никой общаться со второй бабушкой. Зачем мне в доме чужой человек, который хочет жить только для себя? Всё равно она не дарит моим девочкам ни любви, ни тепла, ни внимания.

С другой стороны, как бы на эту ситуацию посмотрел Серёжа? Вряд ли бы ему понравилось то, что я запретила Ирине Ивановне приходить в гости к внучкам. Я всё же надеюсь, что мне хватит сил всё это выдержать самой. Но я отчаянно нуждаюсь в поддержке, как в моральной, так и в материальной! Мне не хочется взваливать весь этот груз на свою мать. Но как же мне достучаться до свекрови?

 

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.