- Моя внучка вас всех развезет. Какой еще бензин? Она развезет бесплатно! - сказала моя бабуля своим подружкам

истории читателей
29-01-2024

Мне с детства было трудно отказывать людям. Я была послушной девочкой на радость маме и папе. Но во взрослом возрасте моя “послушность” стала источником многих бед.

Люди просто пользовались мною, видя, что я не могу отказать. Самой сильной проблемой стала для меня сестра Ася.

Когда ее дочь пошла в сад, на меня легла почетная обязанность забирать ее. А уж когда я купила машину, то все чаще именно мне приходилось возить Лизу в сад еще и с утра.

Впрочем, от других людей мне тоже доставалось. Как-то вечером я заехала к бабуле и привезла вкусняшек. Посреди нашего чаепития бабушке позвонила подруга тетя Зоя. 

Я поняла, что в пятницу развеселые старушки планируют вечерние посиделки в кафе до глубокого вечера. Судя по всему, тетя Зоя усомнилась в разговоре, как они доберутся домой. Не моргнув глазом, бабушка защебетала в трубку:

- Моя Сашенька вас всех развезет. Она купила такую хорошенькую машинку, ей совершенно не сложно. Какой еще бензин? Она всех развезет бесплатно!

И почему-то я не нашла в себе сил отказать бабуле.. В пятницу мне пришлось отказаться от встречи с приятным молодым человеком, так как на вечер меня “забронировали” бабкины подружки.

Когда я отвезла домой последнюю бабулю, сил не оставалось совершенно. Я ехала по ночному городу и размышляла,  почему мне так сложно отказывать. В это время зазвонил телефон.

- Этот номер мне дал сосед вашей матери Арсений Маркович. Я его племянник. Вы занимаетесь переводами текстов с разных языков? - задал мне вопрос молодой мужской голос.

- Иногда перевожу с английского, немецкого и итальянского, - неохотно ответила я.

- Отлично! Тогда у меня к вам дело. Нужно перевести с итальянского листов двадцать технического текста. Можете к понедельнику? - затараторил “племянник”. 

- Ох, ну понедельник… Для двадцати страниц это слишком мало времени. Но, пожалуй, возьму по повышенному тарифу. Согласны? - готова была согласиться я.

- Но Арсений Маркович сказал, что вы занимаетесь этим совершенно бесплатно! Что для вас это практика! - возмущенно воскликнул голос в трубке.

Любой другой человек на моем месте грубо направил бы куда следует племянника Арсения Марковича. Кто это, кстати? Не помню я такого соседа у матери.

А вот я как-то незаметно для себя самой согласилась. Бесплатно.

Я готова была рыдать. Всю субботу я билась над техническим текстом. В воскресенье у меня жутко заболела голова, но я не могла подвести человека.Самые жуткие клятвы давала я себе, что отныне всегда буду говорить НЕТ, если это противоречит моим интересам.

Но в воскресенье вечером ко мне прибежала сестра. Она кинула мне большой пакет с бумагой и сказала, что нужно вырезать 80 журавликов Лизе в детский сад. К утру понедельника.

Ах, как мне хотелось швырнуть этот пакет ей в лицо. Как же она достала со своими просьбами! Ну или хотя бы твердо сказать, что не буду вырезать журавликов. Увидев мое замешательство, Ася сложила руки на груди, будто умоляя помочь:

- Ну, пожалуйста, дорогая! Мне дали их в детсаду еще на прошлой неделе. А в понедельник крайний срок. Воспитательница и так меня уже терроризирует. Сделай, а?

 

Ну и я согласилась. Ужасно злилась, так как понимала, что вечером Ася будет сладко спать, в то время как я буду вырезать этих журавликов!

Завершила я перевод в 11 вечера в воскресенье. Довольный племянник Арсения Марковича пообещал, что будет ко мне еще обращаться. После этих слов мне хотелось плакать. Но плакать было некогда - меня ждали 80 журавлей.

В какую-то минуту я просто вырубилась. Не уснула, а именно вырубилась. Уткнувшись головой в пакет с бумагой. А проснулась от жуткого стука в дверь и телефонных звонков.

Утро! Проспала на работу! Сестра пришла за журавлями, которые я не вырезала!

Ох, что было! Ася кричала, что я ее подвела, называла безалаберной и безответственной. А я слушала ее крики и думала, что не так уж это и страшно. 

После истерики сестра ушла из моей квартиры, а я побрела на работу. За опоздания получила легкий нагоняй, но это было неважно. Весь день я думала, что после возмущений сестры у меня появилось чувство облегчения.

Днем она прислала мне сообщение, в котором описывала те проблемы, с которыми она столкнулась из-за несделанных мною журавлей. Удивительно - я даже не ощутила волнения.

Вечером Ася позвонила с примирением и сказала, что в порядке исключения ей продлили срок на изготовление журавликов еще на один день.

-Занесу тебе вечером бумагу. Сделаешь? Но только не так как вчера. У тебя есть шанс реабилитироваться! - сказала Ася, будто делая одолжения.

- Нет,- коротко ответила я и сама себе удивилась. Ах, как мне понравилось это слово. Я произнесла его еще раз шепотом. А потом еще и еще. С того самого дня я произносила его довольно часто, и оно не раз меня крепко выручало.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.