Надеялась дожить до совершеннолетия ребенка и выдохнуть, но не получилось

истории читателей
22-02-2024

С мужем Артемом я познакомилась в один из самых сложных моментов жизни. Уже нечем было платить за съемную квартиру. И хотя я бралась за все на свете подработки, но этого не хватало. 

На родителей не было никакой надежды. Мама всегда говорила мне, мол, вырастешь - живи как хочешь, не рассчитывай на нашу помощь. 

Я знаю, что иногда родители кидаются такими фразами просто от обиды или чтобы прочесть нотацию. Но в моем случае имелось в виду ровно то, что говорилось. Мне не только не помогали, но и рассчитывали на мою помощь. А ведь мне было только двадцать два года.

- Мама, папа, мне так хочется, чтоб вы меня защищали и оберегали. Ведь живут же мои подруги до сих пор с родителями. Можно я к вам вернусь? - так я спрашивала и, наверное, была похожа в тот момент на побитую собачонку, которая просит, чтоб ее подобрали.

- Что, в подоле кого-то собираешься принести? Если да - то неси в детдом. Если нет - то крутись как хочешь. Потом ты поймешь, что чем раньше начнешь рассчитывать на себя, тем лучше, - вот и весь ответ.

К сожалению, я не отношусь к тому типу людей, которые могут сами куда-то пробиваться. Мне часто не оплачивают работу. Придираются. Я слишком деликатная и не могу за себя постоять. 

Нет во мне той цепкости, которая нужна для того, чтобы зацепиться в каких-то там высоких слоях общества, о которых всегда мечтали родители. Кстати, мои папа и мама сами туда тоже не попали.

Тогда я решила выйти замуж и просто быть спокойной терпеливой женой. Не прошло и полугода, как я познакомилась с мужчиной. Заработная плата у него стандартная, но стабильная. Сам довольно симпатичный.

Квартира - не в столице, а в глубоком Подмосковье. Это была обычная однушка без ремонта. И первые десять лет нашей семейной жизни Артем выплачивал из своей и так небольшой зарплаты каждый месяц займ за нее.

Впрочем, жили мы не там, а в одной из свободных квартир его матери. Моя свекровь, как и собственная мать, тоже была сторонницей позиции “пробивайтесь сами”. Но хотя бы разрешила жить у нее. Мы только платили коммунальные услуги. 

Конечно, за эти блага пришлось расплачиваться. Сказали ехать на дачу - едем. Решили, что мне не идет голубой цвет - не ношу. 

Впрочем, я так намучилась от предыдущей самостоятельной жизни, что просто наличие жилья и пусть и скромной еды в холодильнике казалось мне чудом.

Муж иногда погуливал. Но он был хорошим отцом для наших двоих детей, сына Кости и дочки Алены. Так что я закрывала глаза, ведь мы живем в такое время, что надо выбирать то, что больше всего важно. И в тот момент я выбрала просто спокойную и относительно сытую жизнь.

Я периодически брала подработки, но не удавалось приносить в семью много денег, хотя я и мечтала стать когда-нибудь полностью самостоятельной. Только вроде что-то получилось - и снова убытки. 

Я шила на заказ. И как только думала, что дело пошло, то тут же находилась клиентка, которая не хотела выкупать наряд, хотя ткань уже была оплачена и время потрачено. Конечно, потом я продавала сшитое черед доску объявлений, но продавец из меня никакой, поэтому еле отбивала затраты.

Артема все устраивало. Я была какой-то удобной функцией, которая воспитывала его детей, готовила, не устраивала скандалы и всегда ждала дома.

Но каждый раб всегда мечтает о свободе. И хотя меня никто сильно не обижал, но и не считались со мной ни он, ни его родные. 

Я была кем-то вроде приживалки, которой кто угодно может в любое время дать ценный совет, о котором я не просила. При этом мне снисходительно улыбались. 

Никто не воспринимал меня всерьез. Даже дети стали разговаривать как-то высокомерно. Если им что-то было надо - то в первую очередь стремились заслужить одобрение отца.

Все это время я мечтала, что когда вырастут дети,то и заживу спокойно. Но все пошло не по плану. 

Моя Алена забеременела в шестнадцать лет. Муж хотел заставить ее избавиться от малыша. Ведь отец ребенка жениться не собирался.

Но я настояла на том, что это неправильно. Мы испортим дочке жизнь, и она потом будет ненавидеть и нас, и себя.

- Ах, ты такая умная! Тогда если хочешь остаться жить в моем доме, то сама и воспитывай будущего внука или внучку. Ведь ты не уследила за Аленой! - заорал муж.

Я хотела ему напомнить про то, что он тоже отвечает за наших детей. 

Но по его взгляду поняла, это бесполезно. У Артема всегда была такая черта характера как самооправдание. Даже если очевидно, что он в чем-то виноват, то ни за что в этом не признается.

- Артем, ты что серьезно? Я не имею в этом доме никаких прав, поэтому меня можно выгнать? Даже с собаками так порядочные люди не поступают, - осмелилась я возразить ему.

- Не нравится - пошла вон! Следила бы за дочерью - не было бы таких проблем, - процедил муж зло сквозь зубы.

Идти мне было некуда. За эти годы отношения с моими родителями окончательно сошли на нет. Иногда они помогали моему брату. Но меня как “существо женского рода” считали намного менее ценной. И спорить было бесполезно. Я приняла условия мужа.

У дочки родилась двойня.

Конечно, я люблю внуков. Но я рассчитывала, что Алена хотя бы будет мне с ними помогать. Но дочка пошла в отца. Она говорит мне:

- Мама, ты же сказала, что не надо от них избавляться. Ты и возись теперь. А я - молодая, хочу брать от жизни все.

Муж продолжает злиться на меня, как будто это я забеременела непонятно от кого.  Так что теперь я снова воспитываю двоих маленьких детей и конца моему рабству не предвидится.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.