Папа всегда критиковал мою внешность, а теперь принялся осыпать сомнительными комплиментами и внучку

истории читателей
06-07-2024

С раннего детства я знала, что я далеко не красавица. И говорил мне все это самый близкий и значимый в жизни каждой девочки мужчина – мой отец.

Мама никогда папу в его упражнениях по красноречию не пресекала. Думаю, что ей тоже не особо было важно, обижусь я или нет. Поэтому я всегда знала, что я, возможно, и не уродина, но все слабые стороны моей внешности были подсвечены неоднократно.

У меня достаточно высокий рост и с подросткового возраста я немного сутулюсь. Знаете какое прозвище тут же придумал мне отец? Квазимодо! Родную дочь обозвать уродливым горбуном!

У папы вообще довольно специфический словарный запас. Например, слово «нос» я вообще от него в жизни ни разу не слышала. Возможно, он говорил «носик», но только если вопрос касался чайника.

У меня же всю мою жизнь был не нос, а шнобель. Изредка еще мне доставался «рубильник», но чаще все же «шнобель».

Волосы отец не называл никак иначе, как мышиный хвост. Хотя сейчас, спустя столько лет, я понимаю, что возможно и не была никогда обладательницей толстой косы, но и не мышиного хвостика. Обычные волосы.

Еще папа всегда делал акцент на моих ногах. Уж не знаю, что именно его так в них привлекало, но ноги всегда были излюбленной папиной темой. Отец всегда говорил, что ноги у меня кривые.

И знаете, когда ты много-много лет изо дня в день слышишь, что ноги-то у тебя кривые, то волей-неволей начинаешь смотреть в зеркало и искать эту самую кривизну.

На самом же деле ноги у меня не кривые. Да, возможно по общепринятым стандартам не идеальные, но и не уродские. Просто у меня, в силу природной худобы, между ногами заметный промежуток. Извините, мясо не наросло.

С такими вводными в жизни мне было невероятно трудно полюбить себя. Только в институте я перестала считать себя недостойной общаться с другими людьми, а до этого я все думала, что с такой страхолюдиной и дружить-то никто не захочет.

Два года назад я родила. У нас с мужем подрастает прекрасная дочка. Супруг у меня привлекательный мужчина, у него просто идеальная фигура. Раньше всерьез увлекался спортом и тело поддерживает в прекрасной форме.

Так что дочка у нас получилась просто загляденье. Маленький светловолосый ангел. Но мой папа и тут нашел к чему прицепиться.

Я настолько привыкла, что отец со мной общается исключительно в каком-то уничижительном ключе, что первые месяцы жизни дочери даже не замечала этого. Думаю что тут еще сказался недосып, я просто в тот период жизни мало что замечала вокруг.

А когда дочка немного окрепла, подросла и начала пытаться вставать на ножки, дедушка выдал фразу примерно следующего содержания:

-А ноги-то какие кривые! Прямо колесом! Да, тут и удивляться-то нечему – вся в мать пошла! – и улыбается так довольно.

В этот момент мой котелок с терпением просто взорвался. Я столько лет терпела вот эти подколки в свой адрес, но за дочь мне стало в сотню раз обиднее, чем за себя.

 

Я орала! Ни разу за свои двадцать шесть семь лет я не позволяла себе повышать голос на отца, но в тот момент я готова была даже наброситься на него с кулаками.

От злости меня буквально трясло. Папа немного растерялся от такой моей бурной реакции и попытался оправдаться своей стандартной фразой: «ну это ж правда, а на правду не обижаются».

Меня бомбануло с новой силой. В запале я выпалила, что в таком случае считаю, что отец: старый, плешивый, толстый и злой и предложила ему пройти к зеркалу, чтобы убедиться, что мои слова это истинная правда, а на правду не обижаются.

Папа рассвирепел и начал верещать: «да как ты с отцом разговариваешь». В общем в тот день мы знатно поругались. И не общались почти месяц после этого.

А потом папа сам приехал ко мне и сказал, что ему было очень обидно слышать мои слова и мы договорились больше не оскорблять подобными высказываниями.

Самое удивительное, что с той стычки прошел почти год и папа больше ни разу не позволил себе подобных речей. Нашу дочку он при каждой встрече осыпает комплиментами. Теперь она самая милая и красивая девочка на свете.

За тот месяц, который мы не общались с отцом, я очень переживала, что перегнула палку. Но теперь я сильно жалею, что не высказала все ему раньше! Возможно, я бы уже давно почувствовала это облегчение.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.