Пытался помочь дочери, а она плюнула мне в душу и ушла жить к матери

истории читателей
12-12-2023

Одиннадцать лет назад я расстался со своей женой, с которой прожил лишь пару лет. Так получилось, что от этого первого брака остался ребёнок.

Суд решил, что до четырнадцати лет моя дочь, Ася, живёт с мамой. Знал бы я, чем это обернётся в будущем, приложил больше усилий и средств на изменение судебного решения. 

Вместо этого я углубился в работу и бизнес. Развивались мы потихоньку и не спеша. Вот скоро выйдем на международный рынок.

С дочкой виделся я редко, по выходным два раза в месяц. Но когда выпадала возможность, я старался уделить ей максимум времени. 

По праздникам дарил те подарки, которые она просила. Мне говорили, что это мило, что я любящий отец. В общем, делал, что мог.

В старших классах мы с Асей виделись редко, думал, вся в уроках. Мы с ней переписывались во всяких мессенджерах (она каждый раз находила новые программы и просила подписаться). 

С её матерью я связывался редко, иногда только обсуждали оплату репетиторов и школы. В классе 8-9 Ася стала отвечать через раз, в основном ночью. Это меня беспокоило, и я решился спросить у бывшей, в чём же дело. 

Вместо внятного ответа получил какие-то совершенно неуместные оскорбления и пустые обвинения. Мол, я совсем не слежу за успеваемостью дочери в школе и совершенно безразличен к её достижениям. Какие слова! 

А ведь у меня даже пароля и логина нет от электронного дневника. В общем, поверил им и пошёл на компромисс: увеличил количество репетиторов в неделю. Но с дочерью так и не разобрался.

Перед переходом в 10 класс я получил доступ к дневнику и ужаснулся. Двойка на двойке! Куда уходят все деньги, что я перечисляю?! Тут же начал выяснять причину, разговаривать с «мамой». 

У этой женщины сплошной мрак в голове: про оценки не знает, успеваемость с дочерью обсуждают на словах. Верит, так сказать.

Хотя сама недалеко пошла. Работа не получается, вечно у неё работодатели виноваты. То там надавили, то сям завалили. Все виноваты и лишь одна она королева. Свои ошибки не признаёт, только новые создаёт. 

Я раньше пытался вести с дочкой внятные вразумительные диалоги, но чаще они заканчивались слезами и недопониманием. Думал, маленькая и пока не понимает. А тут детина шестнадцати лет. В общем, предложил я ей на время съехать ко мне. Сменить обстановку, так сказать. 

Долго думала, месяца два не решалась. Ну, решение не из простых в конце концов. Сколько я за это время услышал пререканий от своей бывшей жены: что дочь из семьи увожу, что так я на самом деле репетиторов подешевле хочу найти, алименты перестать выплачивать. Дурдом, короче.

Решилась Ася после очередного скандала с мамой. Приехала ко мне и умоляла забрать:

— Жить там невозможно, со всех сторон придираются и душат.

Конечно, грустно, что дочь с мамой не в ладах, но внутри я немножечко порадовался. Помог с переездом, с вещами. Это было начало весны её 10 класса. Совместное проживание отличалось от приездов на небольшое время. Было непривычно.

Сначала всё было отлично: я нанял ей новых репетиторов, купил недорогой ноутбук, чтобы заниматься легче было, одежду прикупил. А то, как заметил, половина вещей на неё не налезала, была дырявой и выцветшей. И на что уходили все алименты?

 

Ася ходила в школу, гуляла с друзьями, а дома отдыхала. Первое время даже, не побоюсь сказать, идиллия была. Единственное, что смущало: разговаривала она со мной будто неохотно. Думал, что из-за смены обстановки и стресса. Начали вместе пить курс витаминов.

Через недели две на работе у меня произошёл неприятный конфуз. Я тогда домой пришёл поздно, очень уставший и расстроенный. Захожу в дом, смотрю, свет везде горит. Ася не спит. Спрашиваю:

— Время уже за 12! Чего не спишь? Завтра же школа.

Она посмотрела на меня и сказала, что голодная. Хотя в холодильнике еда была, из ингредиентов можно было что-то приготовить. Сказал это и Ася как давай возмущаться, мол, она учится, ей тяжело, и готовить она вовсе не обязана. Это была первая ссора на пустом месте.

На следующий раз я пришёл домой пораньше, а она школу прогуливает, дома сидит и играет на ноутбуке в игры свои. Она меня сначала испугалась, а потом начала оправдываться, что плохо себя чувствует. 

Вокруг неё было много открытых и неубранных банок с энергетиками. Снова пришлось разговаривать на повышенных тонах.

Поглядывал я иногда в её электронный дневник и каждый раз ужасался: оценки хуже некуда! Общался с репетиторами, те говорили, что ничего она не делает, домашние задания не выполняет и часто переносит занятия. 

Снова с Асей разговаривал, а она как давай меня обвинять в том, что я не в своё дело лезу. На третий месяц проживания она и вовсе перестала приходить домой. Шлялась где-то, на звонки не отвечала. 

Последним таким моментом стало её возвращения домой в 3 часа ночи с пьяным видом и соответствующим запахом. Как мы тогда разругались! 

Всю ночь после этого не спал, думал об этих последних трёх месяцах: встречает она без улыбки, никакими маленькими приятностями не одаривает, только думает, что ей все должны. Помощь не ценит, ресурсы не использует, не старается, не саморазвивается — просто плюёт в душу! Всё то же самое, что было с её матерью.

На следующий день я сказал, что больше не могу терпеть это хамство и безразличие. Ася даже не просила второго шанса, возмутилась и сказала:

— Значит, ты отказываешься от меня как от дочери.

Перевернула ситуацию с ног на голову, быстро собрала все вещи и уехала к маме, которая на том конце только подливала масла в огонь, подтверждая слова дочери.

Я плохой, а они все бедные и несчастные.

Когда дверь за Асей закрылась, мой дом снова погрузился в одиночество: тишина, давящая на уши, и пустота, заполнившая собой всё пространство. В том числе и меня.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.