Сестра прочитала книгу про то, что нужно отстаивать свои интересы. Теперь с ней стало просто невыносимо общаться

истории читателей
31-05-2024

Моя сестра Лиза всегда была адекватной. Она доброжелательна с клиентами, вежлива с коллегами. А еще любящая мать, да и с соседями не конфликтует.

Но вот однажды я заметила в ней то, что никогда раньше не наблюдала. Пошли мы с Лизой в кафе. Там подавали изумительные вареники с вишней. Только ради них мы и пришли в это заведение.

Мы давно не виделись, с удовольствием болтали и предвкушали, что скоро нам принесут любимое блюдо. И вот официант уже приблизился к нам с приветливой улыбкой. На подносе стояли две дымящиеся тарелки.

Я первая откусила кусочек и даже зажмурилась. Ох, каким горьким было разочарование, когда я поняла, что внутри творог. Я неплохо отношусь к вареникам с творогом и даже частенько леплю их сама, но хотела-то я вишню!

Я еще не успела ничего произнести, как услышала крик Лизы. Лицо ее исказилось злобой, глаза выражали отвращение.

- Что вы мне принесли, немедленно заберите это! - закричала сестра. 

Я даже напугалась. Мне и в голову не могло прийти, что причиной истеричных криков стали несчастные вареники.

- Лиза, что с тобой? - спросила я с изумлением.

В этот момент Лиза посмотрела на мою тарелку. Она ткнула пальцем в то место, где была видна начинка.

- Тебе тоже подсунули вареники с творогом?! - завизжала сестрица.

На крик подбежал не только официант, но и администратор. Оба были перепуганные до полусмерти.

- Что случилось? Уверен, мы сейчас решим вашу проблему, - засуетился администратор.

- У меня случилось? У меня проблемы? Нет, это у вас сейчас будут проблемы! Я пожалуюсь на вас в соответствующие инстанции, а пока что принесите мне жалобную книгу! - визжала моя сестра, которую я уже более тридцати лет считала очень адекватной женщиной.

Администратор предложил заменить блюдо, пообещав еще и комплимент от заведения. Я бы с радостью приняла это предложение, но вот у Лизы было совсем другое мнение. Она написала гневный отзыв в жалобную книгу и стала искать в интернете, куда еще можно было бы пожаловаться на наше любимое кафе.

Мы не стали доедать блюдо, хотя я была так голодна, что вполне согласилась бы и на вареники с творогом. Грустный официант заверил нас, что оплаты, конечно же, не нужно.

Спросила я у Лизы, что с ней происходит, и с удивлением увидела, что она уже совершенно спокойна.

Сестрица поведала, что прочитала чудесную книжку о том, как важно требовать к себе уважения и защищать свои интересы. Попыталась я донести, что истерика, которую она устроила, вообще никакого отношения не имеет к отстаиванию интересов. 

- Ты просто готова, чтобы на твои права и желания все плевали, а я так не хочу, - произнесла Лиза.

Вообще она продолжала быть адекватной во всем, что не касалось ее новой фишки. Она была любезна с воспитателями детсада ее дочери и носила пирожки соседям. А вот таксисту, который приехал на десять минут позже, досталось по первое число. Как то при мне она закатила скандал оператору на почте.

Порой мне не хотелось уже с ней куда-то ходить. Лиза искренне удивилась, когда я говорила ей об этом. Однажды мы чуть не поссорились после того, как она наорала на продавца в хлебном. Новенькая девушка нечаянно подала моей сестрице не тот батон.

- Не защищай ее! Она оказала мне некачественную услугу! Я должна была обозначить это так, чтобы в следующий раз неповадно было, - ответила мне сестра, когда я попыталась сделать ей замечание.

- Но это же можно сделать другими словами, как то более мягко, спокойно, - предположила я.

- Не понимаю, почему ты за нее заступаешься. Мы идем к нашей маме. Она ест только узкий батон, а не тот широкий. Тебе недотепа-продавщица дороже родной матери? - с вызовом спросила Лиза.

Я не стала отвечать. Тем более, что мы уже подошли к дому. Мама открыла нам дверь. Уже с порога мы увидели, что на лице ее слезы.

- Мама, что случилось? - засуетилась я.

Лиза тоже забеспокоилась и обняла нашу плачущую родительницу. Немного успокоившись, мама рассказала, что неприятность случилась на работе. Она у нас пекарь-кондитер. 

Так получилось, что она перепутала заказы. Клиенту, который заказывал пирожные, отдала кексы в непрозрачной коробке. А женщина, которая приехала за кексами, получила пирожные, и взорвалась.

- Не представляете, девочки, сколько гадостей я наслушалась. Со мной такое впервые за всю мою жизнь, - всхлипывая жаловалась мама.

Мне было безумно жаль мать. Я обнимала ее и сожалела, что ничем не могу помочь. А Лиза была обескуражена до глубины души.

- Какая бесчеловечность! Из-за каких -то кексов довести до слез пожилого человека, - причитала сестра. В глазах ее читалось искреннее непонимание, как клиентка могла обидеть сотрудника, который перепутал заказы.

Мы успокаивали маму как могли. В конце вечера она даже повеселела. А у меня из головы не выходило поведение Лизы. Неужели, она не понимает, что скандалистка-заказчица повела себя точь-в-точь как она?

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.