- Тебе следует чаще оборачиваться на улицах, мало ли что, - сказала мне дочь и потребовала переписать все на нее

истории читателей
20-12-2023

Мне 49 лет, женщина я не бедная, живу в достатке благодаря своей карьере, которую тщательно выстраивала почти всю молодость – 24 года подряд. Я директор крупной консалтинговой компании в Москве. У меня имеются весьма существенные сбережения, красивый большой дом с двумя этажами, собственное авто. Моя семья скромна – я и дочь Оксана, которой недавно исполнился 21 год.

Почти с самого рождения я вынуждена была воспитывать ее самостоятельно – муж, как говорят в народе, пошел за хлебом и не вернулся. Конечно, мужчины у меня периодически появлялись, но дальше кофе и телефонных разговоров дело не заходило – мне сложно доверять людям и проще быть одной. Хотя, спустя годы, я поняла, что, возможно, мужчина был бы не лишним в воспитании дочки.

Я слишком была добра и обходительна с Оксаной с детства, холила и лелеяла свою малышку: покупала все, что ей хотелось, ничем не обделяла, строго не наказывала, да и не ругала почти. Мне казалось, что я образцовая мать, которая отошла от жестких воспитательных мер, присутствовавших в каждой советской семье. 

Но такие методы обернулись против меня, когда в 15 лет ребенок затаил на меня глубокую обиду – я не разрешила ей уехать на выходные с компанией взрослых мальчиков и девочек. 

Я еще тогда пыталась объяснить, что они не подходят ей ни по возрастной категории (ребятам было по 20 лет), ни по уровню развития. Они были старше и, как мне известно, баловались не только алкоголем, но и запрещенными веществами. Дочь не слушала, не придавала значения моим словам. А потом заявила, что если я ее не пущу, то она сбежит из дома и никогда не вернется.

Мне стало страшно, и я все же дала «добро». А через 2 дня она вернулась и рассказала, что компания эта неадекватная, и что с ними больше никуда не поедет. Я выдохнула. Но это было началом. 

Мой авторитет все больше «сходил на нет», когда дочь, смекнув, что меня можно шантажировать и получать желаемое, продолжила вести себя так же. Я сдавалась каждый раз в ужасе совсем потерять ребенка, а ее способы достижения целей поражали: она грозилась снова сбежать, потом порезать себе вены, опозорить меня перед коллегами и много чего еще.

Я пробовала с ней договариваться, находить компромиссы и направлять ее целеустремленность на благие деяния. Но до чего же все это было бесполезным! 

Этим нужно было заниматься с раннего возраста, а не сейчас. Никто не мог повлиять на нее – у Оксаны был уже четко выстроенный и работающий алгоритм, так зачем что-то менять? 

Я длительное время терпела все это. Но потом не выдержала – дочь попросила на свое двадцатиоднолетние, чтобы я переписала все наследство на нее. Когда я возразила, что помирать не собираюсь и думать об этом рано, она ответила: «Мало ли что может произойти, мама. Вдруг тебя завтра машина собьет или сердечный приступ случится». 

Я обомлела на месте, а в сердце закололо.

Сдаваться я уж точно не собиралась. С меня хватит. Но и ребенок мой был не из тех, кто легко отступит. Она попросту начала портить мне жизнь. Подкладывала дохлых мышей под подушку, твердила всем знакомым, что в прошлом я проститутка. 

А потом и вовсе дошло до того, что она сама себе нанесла увечья и написала на меня заявление будто это я ее избила. Стала запугивать меня тем, что следующие синяки будут на мне: «Тебе следует чаще оборачиваться на улицах, мало ли кто сзади нападет».

 

Как матери, мне было крайне тяжело в этот период. Казалось, что это сон. 

Родная дочь, которую я воспитывала в достатке и любви, не просто не ценила меня и не уважала, а в придачу ко всему еще и угрожала!

Для нее я была инструментом для получения всего, чего она жаждет, и не более. Я плакала днями и ночами. И не могла поверить, что это все происходит со мной. Почему? За что? 

Все попытки помириться с ней и наладить отношения заканчивались провалом. Она продолжала меня оскорблять, пугать и поливать грязью.

В итоге, я наняла адвоката. На счастье, у меня и свидетели были, которые знали о моих отношениях с дочерью и были невольными участниками наших ссор. В суде Оксана вылила на меня столько грязи, что мне поплохело. Судья оказался на моей стороне, а дочке дали 2 года условно за клевету. 

Я приняла решение, что не хочу иметь никаких отношений с ней – лучше никаких детей, чем таких. А вам, будущие и нынешние мамы, я советую не «спускать с рук» неприемлемое поведение чада – его нужно не только любить, но и уметь воспитывать.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.