Жена хочет, чтобы наша шестнадцатилетняя дочь жила отдельно от нас и сама себя обеспечивала

истории читателей
27-06-2024

Я всегда мечтал о детях. Сам вырос в семье, где кроме меня были еще три ребенка. Мы всегда жили достаточно весело, и я хотел, чтобы у меня все было в точности так же. 

Однако Вероника, моя жена, детей категорически не хотела. Честно говоря, я какое-то время даже думал расстаться с ней из-за этого. Но потом понял, что слишком сильно люблю ее, и не готов оставить.

Мне потребовалось целых восемь лет совместной жизни, чтобы уговорить ее завести ребенка. Понятное дело, что на большую семью она не согласилась. Но по итогу решили, что один малыш у нас все-таки будет.

Так и родилась Саша. В тот момент, когда я впервые взял свою дочь на руки, я почувствовал себя самым счастливым человеком на свете. И понял, что готов ради нее на все что угодно.

И мне показалось, что у Вероники тоже проснулся материнский инстинкт. По крайней мере, она заботилась о Саше, как любая мать. Кормила ее, купала, меняла подгузники. 

Правда, иногда мне казалось, что супруга мало проявляет какой-то материнской нежности. Как будто именно я больше всего холил и лелеял дочку, а жена просто относилась к ней как к работе и выполняла свои обязанности.

Но все равно Сашка была замечательным ребенком и очень нас любила. Правда, когда подросла, стала чувствовать, что от матери исходит какой-то холод. И больше тянулась ко мне. Помню, когда дочери было двенадцать лет, она спросила у меня:

– Папа, а почему мама меня не любит?

– С чего ты это взяла! - сказал я. - Конечно, она тебя любит. Ты же ее единственная дочка.

Но Сашка упрямо помотала головой.

– Нет, - ответила она. - Это ты меня любишь. Ты меня обнимаешь, целуешь, покупаешь мне подарки. И улыбаешься, когда на меня смотришь. А мама больше сердится и ругается, если я что-то не так сделаю. Она даже не любит, когда я ее обнимаю.

– Ну, мы с ней просто разные по характеру, - попробовал оправдать я жену. - Я более открытый и легко проявляю свои чувства. А мама у нас сдержанная, просто по-другому свою любовь выражает.

Не знаю, поверила ли мне дочь. Потому что я сам все больше замечал, что Вероника действительно с ней очень строгая. 

Особенно стало сложно, когда у Сашки начался пубертатный период. Она, как и все подростки, сильно изменилась. Стала дерзкая и колючая. Грубила нам с женой, не слушалась.

Я, так как сам вырос в большой семье, прекрасно помнил, как это все проходило и моих сестер и брата. И поэтому к Сашкиным выкрутасам относился достаточно спокойно. Просто знал, что это нужно пережить. А вот Веронику это просто сводило с ума. 

 

Я договорился с ней, что физических наказаний мы к дочери применять не будем.Но это не мешало ей кричать на Сашку и наказывать ее другими способами. И мне частенько приходилось их едва ли не разнимать. 

Я пробовал разговаривать с женой, но она ничего не понимала. А недавно заявила мне, что когда Сашке исполнится шестнадцать, она должна съехать от нас.

– Ты что, шутишь? - спросил я. - Куда съехать, она еще ребенок?

– Мне без разницы, - ответила Вероника. - По закону она уже почти взрослая. И работу может себе найти, и замуж выйти. Вообще, пусть делает, что хочет. Я больше с ней на одной территории жить не могу.

– Вероника, мы не можем позволить себе купить ей квартиру, - заметил я. - Да и в любом случае я бы ее еще не отпустил, она слишком маленькая. 

– А я и не предлагаю ей квартиру покупать, - фыркнула жена. - Раз такая умная, чтобы матери грубить, пусть сама себя и обеспечивает.

И я не знаю, что делать. Думал, Вероника остынет, но время идет, и она все чаще повторяет, что после шестнадцати лет дочь с нами жить не будет. И иногда мне кажется, что я должен буду выбрать между женой и дочкой.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.