- Все работают, как положено, до декрета, а ты, видите ли, важная персона. Легкий труд тебе подавай! - заявил мне начальник

истории читателей
12-05-2024

Буквально несколько недель назад я узнала, что беременна. Для меня это большое счастье, ведь о малыше мы с мужем мечтали уже очень давно. Как только врач подтвердил мое состояние, я первым делом, чтобы не нанести вред будущему малышу, взяла в больнице медицинское заключение для моего работодателя, на основании которого я освобождалась от своих трудовых обязанностей и переходила на легкий труд. 

Моя работа это предполагала, так как сфера деятельности у меня связана с тяжелым трудом. Рабочий график составлял двенадцать часов, в том числе и ночные смены без права отдыха, работу в праздничные и выходные дни, а также подъем тяжестей, которые, естественно, мне теперь было нельзя поднимать. 

Я знала, что мой руководитель будет не очень доволен, потому что у нас и так большая текучка и нехватка сотрудников, а тут еще и я со своим заключением. Но мне было все равно, что он скажет, ведь сейчас для меня самое главное - это здоровье моего малыша. По трудовому кодексу я имела полное право для перевода на легкий труд и готова была отстаивать свои права до конца. 

Дождавшись, когда начальник закончит свои дела, я заглянула к нему в кабинет.

- Эдуард Владимирович, мне нужно с вами поговорить, - сказала я.

- Заходите, Ирина Андреевна, - ответил он, - если вы пришли просить у меня отгулы за переработанные часы, то я вас огорчу. Сейчас нет такой возможности. Сами видите работать некому.

Я немного замялась. 

- Нет, тут дело в другом, - тихо произнесла я, - я в положении и хочу перейти на легкий труд. Вот медицинское заключение.

Взяв заключение в руки, Эдуард Владимирович перечитал его, наверное, раз десять. 

- Что это еще за легкий труд?! - возмутился он. - Ты обязана работать до декрета. И если мне не изменяет память, то это примерно до семи месяцев. 

- Моя профессия предполагает перевод на легкий труд в связи с большой нагрузкой, - пыталась я спокойно все объяснить начальнику. - Я буду также продолжать работать, но вы обязаны сократить мне рабочие часы и убрать ночные смены.

- Да ты с ума, что ли, сошла?! - закричал начальник. - Кто работать-то будет? Ты же прекрасно знаешь, какая у нас сейчас проблема с сотрудниками.

- Я прекрасно понимаю ваше недовольство, но и вы меня поймите, - сказала я. - Я не могу рисковать своим здоровьем и здоровьем будущего ребенка.

- Да что может случиться с твоим ребенком?! - без грамма уважения и стеснения заявил начальник. - Все работают, как положено, до декрета, а ты, видите ли, важная персона. Легкий труд тебе подавай! Вот уволю тебя, будешь знать!

Моему возмущению не было предела. 

- Уволить меня вы не имеете никакого права! - резко ответила я. - Это запрещено законодательством.

- А в твоем законодательстве не прописано, что делать начальнику, когда все сотрудники куда-то бегут? - уже спокойнее произнес Эдуард Владимирович. 

Я начинала нервничать, а делать это мне было категорически запрещено. 

- Если вы не примите мои условия, то до своего декрета я постоянно буду сидеть на больничных, - пригрозила я.

- Ты мне что, еще диктовать будешь? - возмутился начальник.

- Называйте это как хотите, – стояла на своем я, - мне все равно. Если вам плевать на своих сотрудников, в том числе и на меня, то почему тогда я должна переживать за то, что у вас некому работать? 

Эдуард Владимирович резко встал, собираясь что-то сказать, но все-таки сдержав свои эмоции, промолчал. 

- Вы меня, Ирина Андреевна, очень подвели, - произнес он и демонстративно отвернулся к окну.

Не зная, что еще ему сказать, я просто молча вышла из кабинета. 

«Пусть злится и обижается! Я не обязана работу ставить превыше всего, особенно будущего ребенка!» - подумала я.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.