Рассказ про нескучный вечер в одной семье

рассказы
03-03-2023

Ира очень внимательно смотрела видеоурок. Три раза пересматривала первое упражнение, потом вздохнула и приступила к занятиям. Заняться Ира решила йогой. А то все вокруг такие просвещенные ходят, возвышенные, гибкие, а она, как пенек, и в смысле просветлений, и в смысле гибкости. 

Вспомнив школьный курс физкультуры, Ира сделала бездуховную, но знакомую разминку, еще раз с сомнением посмотрела на экран, где стройная и гибкая, как молодая березка, девушка с пластиковой улыбкой как-то раздражающе легко закручивалась в странные позы. 

Глубоко вздохнув, Ира постаралась угнездиться в позу лотоса. Сначала она села по-турецки, скрестив ноги, вышло похоже, но все не то. Она стала тянуть себя за ступню, беспощадно выворачивая сустав. Очень уж Ире хотелось стать гибкой и возвышенной. И как можно быстрее. 

Выкрутив сустав до щелчка, Ире удалось разместить стопу на бедре, но вторая нога никак не хотела ни тянуться, ни выкручиваться. 

Ира краснела, пыхтела и отнюдь не выглядела просветленной. Вот попунцовевшей выглядела, а просветленной нет. В процессе закручивания себя в нужную позу Ира умудрилась сломать два ногтя, что привело ее в бешенство, и она решила во что бы то ни стало сесть в этот лотос, не зря же она идет на такие жертвы. 

Промучившись еще минут десять, Ира обратила внимание, что уже не чувствует первую закрученную ногу, и поспешила расплестись. Это тоже далось ей с большим трудом, конечность словно закостенела и грозила остаться в таком вывернутом состоянии до конца Ириных дней. 

Когда, взвыв от боли, Ира все-таки расплелась, пришло минутное облегчение, а потом к измученной ноге стала приливать кровь, ногу сначала немного покалывало, а потом дискомфортные ощущения стали гораздо сильнее. 

Ире пришлось вскочить и хромающим бобром броситься бегать по комнате, чтобы кровь поскорее разошлась и перестала мучить такой болью. 

"Для этой позы у меня просто слишком короткие ноги", - решила про себя Ира спустя десять минут бешеной тотемной пляски. 

Она хотела было уже закончить на этом явно проваленное задание, но жаба, обосновавшаяся где-то в районе груди, сдавила горло своими маленькими цепкими лапками. Как это закончить? Уплочено! Занимайтесь, мадам. 

Успокоив разбушевавшееся земноводное, Ира решила продолжить занятие. Следующие две позы дались ей легко, и Ира воспряла духом. Правда, те позы не были связаны с заплетанием своего организма в различные узоры, но это все равно дало мотивацию не бросать все на половине пути. 

Под конец занятия Ира настолько уверовала в себя и настолько разошлась, что решительным рывком постаралась закинуть правую ногу себе за голову. По какому-то невероятному стечению обстоятельств у Иры все почти получилось. 

Почти, потому что за голову-то нога закинулась, а потом мышцу свело, и ни туда, ни сюда нога двигаться не хотела, а попытка сдвинуть ее рукой вызывала лютую боль. 

Скрючившейся Ире было трудно дышать, затекла поясница, а предательница-нога так и торчала над левым ухом, не собираясь возвращаться в отведенное природой положение. Ира малодушно помышляла о смерти.

В это время с работы вернулся супруг Иры Виталик. Вошел он бесшумно - опыт, приобретенный в браке с чутко спящей Ирой. Он хотел было громогласно сообщить супруге радостную новость, что кормилец вернулся домой, но эти слова застряли у него в горле. 

Дверь в комнату была закрыта, а из-за дверей доносилось какое-то копошение, пыхтение и стоны его жены. В голове Виталика сразу же возник его портрет, увенчанный развесистыми оленьими рогами. 

Глаза Виталика налились кровью, и он с утробным рыком ринулся в комнату, где, по его представлению, происходило грехопадение Иры. 

Вопль ужаса Виталика смешался с воплем счастья Ирины. Никогда еще Ира так не любила своего мужа. Муж же в это время рассматривал вольную композицию на тему жены и вспоминал, есть ли у него знакомые экзорцисты. 

От нервного напряжения Виталик начал икать, а Ира, представляя всю эту картину со стороны, стала нервно хихикать, периодически охая, когда тревожила сведенную судорогой ногу. 

Когда у мужа прошел ступор, а Ира смогла доступно объяснить, что требуется, Виталик наконец-то смог расплести супругу, он даже по-джентльменски игнорировал все те слова, что сыпались на него из уст любимой во время этого процесса. 

После освобождения Ира доползла до компьютера, вытащила диск, и с глубоким удовлетворением раскромсала его на маленькие кусочки, после чего зареклась проводить такие занятия в одиночестве, а еще лучше - найти что-то менее травмоопасное. 

А Виталик, которого супруга впервые за восемь лет брака обложила таким слоем мата, блаженно улыбался, глядя на переваливающуюся с ноги на ногу Иру. У него нет рогов, жена ему не изменяет, а то, что она у него со странностями, так это даже пикантно.