back b
image

Калужских мигрантов будет спасать епархия

архивная
14:01
Калужских мигрантов будет спасать епархия

Трудовая миграция – больной вопрос для нашей страны. С каждым годом все больше жителей Средней Азии и Кавказских республик приезжает за лучшей долей в центральные (и не очень) регионы. Удельный вес коренного населения сокращается, зато таджиков и азербайджанцев становится все больше. Неизбежным следствие непродуманной миграционной политики государства становятся многочисленные межнациональные и межрелигиозные конфликты.

Содействовать «примирению сторон» будет православная церковь. Если уж повлиять на введение визового режима отцы церкви вряд ли смогут, то заниматься просветительской работой среди гостей-иноверцев не только не запрещается, но даже приветствуется. В настоящее время подписано 65 соглашений о сотрудничестве между территориальными УФМС и епархиями Русской Православной Церкви.  В регионах России работают 278 курсов по обучению мигрантов русскому языку и культуре, среди которых 93 являются бесплатными. Показательным в этом смысле является Ставропольский край, где силами Епархии созданы курсы русского языка и культуры, пользующиеся большой популярностью у афганской диаспоры.

В скором времени аналогичные курсы откроются и в Калуге. Учить мигрантов «буквы разные писать» и «книжки добрые читать» будут сразу в двух заведениях. Само собой разумеется, что в качестве культурной составляющей предлагается знакомство с православием. Руководитель областного УФМС не без гордости отмечает, что мигранты смогут «прийти в православный храм, обратиться к батюшке, и им окажут посильную помощь». Речь идет, разумеется, о помощи не материальной, а духовной. Дорогу к златоглавым православным церквям мигрантам и раньше никто не преграждал, но особого наплыва гостей из дружественных республик там никогда не наблюдалось. Изменится ли картина сейчас – вполне возможно.

Дело в том, что православная церковь решила активно взяться за миссионерскую деятельность. Причем не только на территории России, но и за ее пределами. Почему принято такое решение – понятно, мусульманский мир становится все опаснее и агрессивнее. И жить с врагом в одной клетке (подавляющее большинство мигрантов верят в Аллаха) – себе дороже. Обращать в новую веру огнем и мечом священники не будут, у православных миссионеров другие рычаги воздействия, не средневеково-крестоносные, более мягкие и гуманные. Насколько они окажутся действенными – неизвестно, поживем – увидим.

По сути, во время миграционного беспредела Церковь старается сделать максимум возможного: если прогонять бедных трудяг слишком грубо и бессердечно, то помочь им встать на путь истинный – вполне разумно. Авось, совесть обретут, сами уедут. Но это, конечно, тонкая шутка с толстыми последствиями.  С одной стороны, если мигрантам помогают адаптироваться в нашем обществе – это хороший цивилизованный задел, все-таки разговаривая на разных языках мы никогда не поймем друг друга. Но с другой стороны, это означает, что миграционная политика едва ли изменится в сторону ужесточения: «кто-то же должен нас обслуживать».