back b
image

Подруга просит стать меня суррогатной матерью, а я не могу этого сделать

мнение читателей

Стала избегать свою лучшую подругу, потому что она просит меня о таких вещах, которые я даже для нее сделать не в силах. А именно она просит меня, чтобы я стала суррогатной матерью для них с мужем. Но для меня это предложение дико. 

Маришка всегда хотела семью, много детей, домик с двором и качелями под яблоней. Еще в школе она всегда этим грезила, и если у меня были когда-то сомнения, что я выйду замуж, то подруга в этом не сомневалась ни на миг. Без семьи она своей жизни не видела. 

Замуж она вышла ожидаемо рано - в двадцать лет. Родители этого не одобряли, но и вставлять палки в колеса и давить родительским авторитетом не стали. Только попросили сначала закончить учебу, а уже потом рожать детей. 

Маришка закончила учебу, получила свой диплом и пошла работать. Год, два, а детей все нет. Все думали, что она устроится на работу, а потом и в декрет пойдет. Я была в этом уверена, потому что знала, как подруга хочет детей.

Но она отвечала, что сначала им с мужем надо заработать на дом с яблоней, а потом уже рожать детей. И они на самом деле впряглись в работу, начали строить дом, вкладывая в него все силы и средства. 

Я уже тоже вышла замуж и родила ребенка. Мы вообще с мужем спешить не хотели, но подвела контрацепция. Я пожаловалась подруге на ситуацию, а она на меня посмотрела, как на дуру, и сказала, чтобы я даже не смела думать об этом великом чуде, как о досадной помехе. 

Оказалось, что они с мужем давно уже хотят завести детей, но у Маришки есть определенные проблемы, которые они стараются сейчас решить. Родителей расстраивать не хотят, поэтому по официальной версии они просто строят дом. 

Когда я родила, подруга не отходила от нас с малышом. Она почти переселилась к нам и помогала мне во всем. Это было очень кстати, так как роды были тяжелые, мне приходилось мотаться в больницу и было противопоказано даже поднимать ребенка на руки. Ничего тяжелее чашки чая мне было поднимать нельзя. 

Конечно, подруга стала крестной, потому что я даже не представляла, кто бы смог лучше подойти на эту роль. Я видела, что на дне ее глаз плещется боль, которую она старается скрыть, и я знала природу этой боли. 

Дом подруги уже достроен, нам по тридцать три года. Они с мужем уже не делают тайны из своей проблемы, потому что лечение не помогло и было несколько попыток ЭКО, которые не принесли никакого результата. Я вижу, что у Маришки просто опускаются руки. 

Но когда она пришла ко мне с дикой просьбой выносить им ребенка, я не смогла согласиться. Во-первых, она знает, как тяжко прошли мои предыдущие роды. Их последствия мне аукались еще с год.

А во-вторых, для меня это неприемлемый вариант. Я не смогу относиться к этому ребенку, как к ребенку подруги и ее мужа. Ведь я буду его вынашивать, чувствовать, как он растет и толкается, а потом просто взять и отдать малыша, которого девять месяцев носила под сердцем, в чужие руки, пусть и руки лучшей подруги?

Я так не смогу. Но Маришка продолжает меня уговаривать, потому что на платную процедуру у них с мужем нет денег, подруга говорит, что я их последний шанс. Умом я понимаю все, что это будет их ребенок, что это реально может быть их последним шансом быть родителями, но сердце у меня к этой затее не лежит.

И я не могу избавиться от ощущения, что предаю свою подругу, которая столько для меня сделала. Не знаю, как мне с этим справиться.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.