Мой сын и дочь моей жены решили пожениться. Не знаем, как реагировать

истории читателей
02-04-2024

Мой первый брак был, мягко говоря, неудачным. Женился я рано, всего в двадцать три года. Не собирался этого делать, но на браке настоял отец. 

Дело в том, что я встречался с девушкой, своей соседкой. Она была младше меня на четыре года. Для меня в этих встречах не было ничего серьезного, только секс. Да и она большой любви ко мне не испытывала. Но спустя какое-то время Кристина забеременела. И, испугавшись, почему-то сообщила об этом не мне, а своей матери. А та сразу пошла к моему отцу, которого хорошо знала.

Отец у меня - человек строгих правил. И я его тогда даже побаивался. Он тут же позвал меня на серьезный разговор.

– Испортил девку - женись, - твердо сказал он мне. - Тем более, если ребенка заделал.

Ну я и женился. Первые годы честно старался полюбить Кристину и создать с ней что-то вроде настоящей семьи. Тем более, когда родился Леша, наш сын, я понял, что без этого маленького человечка я больше не представляю свою жизнь.

Несмотря на все мои усилия, было очевидно, что мы с Кристиной - абсолютно разные люди. Она быстро поняла, что еще не готова к замужеству и материнству. И когда Леше исполнилось пять лет, она от меня ушла.

Буквально сбежала с каким-то парнем в другой город. А я остался отцом-одиночкой. Нет, мне помогали. Мои родители и даже мама Кристины, бабушка Леши. Но в тот момент я как будто потерял веру в женщин. Решил, что второй раз точно не женюсь. 

Собственно, так и жил холостяком семь лет. Пока не встретил Катю. Мы с ней познакомились в музыкальной школе, где учились наши дети. Катя тогда два года как развелась с мужем. А ее дочь была младше моего сына всего на месяц.

Пока ждали детей мы разговорились. И я вдруг понял, что за столько лет это первая женщина, которую я хочу увидеть еще раз. Когда мы столкнулись второй раз, я предложил как-нибудь выпить кофе. Она согласилась.

Примерно через полтора месяца мы стали встречаться. Через три - я предложил Кате и Тане, ее дочери, жить с нами. Еще через полгода мы сыграли свадьбу. И счастливо живем до сих пор. 

Конечно, мы с Катей переживали, как Леша и Таня будут взаимодействовать. Все-таки они оба как раз только вошли в подростковый возраст. Но, к нашему удивлению, все произошло достаточно мирно. Ребята подружились. 

Наверное, только первые пару месяцев они конфликтовали. Потом стали проводить больше времени вместе. Таня как-то рассказала жене, что мой сын защитил ее от мальчишек, которые доставали ее. Наши дети после этого начали везде ходить вместе. И в обычную школу, и в музыкальную. 

Я и Катя были рады, что они подружились. Вместе отправляли их в детский лагерь. Летом они часто ездили в гости то к моей бабушке, то к Катиному дедушке в деревню. В общем, росли, как обычные брат и сестра.

Мы жили довольно хорошо. Конечно, во всех семьях бывают проблемы, но ничего критичного. Я знал, что наша семья сможет со всем справиться. Мое близкое окружение быстро приняло Катю и Таню. И я не делал различий между девочкой и своим сыном. До сих пор считаю ее дочерью. 

Уверен, что и моя жена относится к Леше точно так же. Но недавно дети нас шокировали. Они вдруг заявили, что нам нужно серьезно поговорить. Мы, ни о чем не догадываясь, устроили семейный ужин.

И за столом наши дети вдруг заявили, что хотят…пожениться! Что они уже давно любят друг друга и все твердо решили. При том, что им сейчас по восемнадцать лет. Мы с Катей были в шоке. 

– Ребята, о чем вы говорите! - закричал я. - Вы для нас как брат и сестра!

– А что наши родственники скажут! - добавила Катя.

– Мы давно любим друг друга и все решили, - ответил Леша.

– Если вы нас не поддержите, уйдем из дома, - сказала Таня. - Мы уже совершеннолетние, вы не имеете права нас держать. 

Потом у нас было еще несколько попыток поговорить с ними, но дети продолжают стоять на своем. 

– Конечно, технически они не родственники, - сказала мне Катя. - Но для меня Леша все равно как родной сын.

– Ты же знаешь, - ответил я. - Таня мне тоже как дочь. Возможно, тут свою роль сыграло то, что они начали жить в одной семье уже подростками, и сами друг друга не считают родственниками.

Я попытался поговорить с сыном.

– Просто подумай, - начал я. - Что будет, если вы с Таней расстанетесь? У вас ведь общая семья. Каково будет жить с ней в одном доме? Встречаться на семейных праздниках? 

– Этого не случится, - заявил сын. - Мы с ней любим друг друга и всегда будем вместе.

– Я тоже в твоем возрасте был таким романтиком, - ответил я. 

– Нет! - закричал Леша. - Ты вышел за мою мать по залету! Поэтому у вас ничего не получилось. А вот на Кате женился по любви. Ты бы тоже от нее отказался, если бы твой отец был против?

На этот аргумент я не нашел что ответить. А еще потом Катя поделилась со мной своими подозрениями. Она разговаривала с Таней, и, возможно, наша дочь беременна. Или скоро будет беременна, так как они с Лешей не предохраняются. 

Мы с женой не знаем, что делать. Понятно, что в таком возрасте бесполезно им что-то доказывать. Мне кажется, что чем больше мы пытаемся воззвать к их голосу разума, тем сильнее они сопротивляются. 

С одной стороны, как родителю, мне хочется сделать все, чтобы уберечь своих детей. Я их сейчас буквально в подвале готов запереть. С другой стороны, может, стоит дать им право совершить свои ошибки, как мы когда-то совершали свои?

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.