Новая жена папы запрещает ему общаться со мной и внуком

истории читателей
26-05-2024

У меня было счастливое детство. Не могу сказать, что жили богато, но родительское внимание детям важнее. Папа с мамой окружили нас с братом заботой: мы вместе смотрели только появившиеся тогда телевизионные программы «Звездный час» и «Угадай мелодию», разгадывали кроссворды, ходили в лес за ягодами и грибами, дома на праздники часто собирались гости.

Мой более обеспеченный друг, которого мы периодически брали на семейную лыжную прогулку, только вздыхал: «Какая ты счастливая». Его родителям все время было некогда. Лыжи и горки они не любили, зато устроили сына в престижную частную школу, оплачивали репетитора, дарили дорогие подарки.

У моего отца всегда был непростой характер, но мама умело сглаживала углы, объединяла вокруг нашей семьи родственников, всегда знала, чем накормить гостей. 

Только после ее смерти я поняла, что она была той самой нитью, на которой держались все бусины. Как только нить лопнула, бусины рассыпались в разные стороны. Родственники сначала звонили часто, потом реже, сейчас общаемся пару раз в год. В гости больше никто не ходит, на мои приглашения реагируют прохладно.

Но самое главное – это отношения с отцом. Первое время он был не просто подавлен, а впал в самую настоящую депрессию: не мог есть и спать, часто плакал и принимал успокоительное. Смотреть на него было больно, и я, поколебавшись, уволилась с работы и переехала с сыном в его маленький город. 

Но лучше ему не стало: от разговоров он часто уходил, закрывался в своей комнате, от еды отказывался, а ночами смотрел телевизор. Одно время у него была навязчивая идея – продать все, что было связано с мамой: дом, машину, квартиру, участок земли. Я попросила его подумать хотя бы пару месяцев, и больше эту тему он не поднимал. А вскоре в его жизни произошли кардинальные изменения.

Как-то мы пришли с сыном с прогулки и услышали, что папа с кем-то говорит по телефону. Больше всего меня поразил его голос: добрый, ласковый, мягкий. Последний месяц он кричал на меня и внука, из себя папу могло вывести все что угодно: забытая на столе детская раскраска, упавшее полотенце, макароны на гарнир второй день подряд.

Долго не могла понять, с кем он говорил, а потом догадалась, что он познакомился с женщиной. Его звонки стали частыми, и сначала я была в шоке, что он так быстро забыл маму, но потом смирилась. Папа гостил у новой знакомой в другом городе несколько раз за тот год, а вскоре сосед по даче сказал мне: «Жди, к Новому году привезет».

Так и случилось. Мы остались жить в квартире, папа зажил в доме с новой женщиной, Анной. Только убрал мамины фотографии из рамок на стене, а в огороде сжег все ее вещи, которые я не успела забрать. 

Изменения произошли и в его поведении: он не стремился общаться со мной и внуком, не звал к себе и не приезжал к нам, начал настаивать на том, чтобы продать квартиру и поделить деньги. Анна приняла нас с сыном прохладно: открытой агрессии не выражала, но и в гости не приглашала. 

Я тогда поменяла работу и не успевала забрать сына из детского сада, попросила папу пару раз в неделю быть на подхвате. К слову, он уже несколько лет был на пенсии, поэтому вполне мог заезжать за внуком. Первое время так и было, а потом папа довольно жестко мне сказал: «Ищи няню, я хочу жить своей жизнью». 

Я не сразу поняла, что эта фраза была сказана с подачи Анны, пока случайно не услышала на дне рождения родственника, как она шепчет папе в ухо: «Ты никому не нужен – ни дочери, ни сыну, ни внукам. У тебя есть только я». 

После продажи родительской квартиры отец кричал, что я его обманула, хотя деньги разделили по закону. Попросил меня написать отказ от доли в его доме, хотя жадным никогда не был. Я подчинилась, хотя и была в шоке.

Я не верю в то, что Анна приворожила его, как говорят все знакомые, но с ее стороны был явный расчет: у отца большая пенсия, хороший дом и бодрая иномарка. Она методично отдаляла папу от нас, сейчас уговаривает продать дом, в котором все сделано папиными и мамины руками, и купить квартиру. 

Думаю, так проще будет потом поделить эту жилплощадь. Из Екатеринбурга она очень быстро переехала к отцу в маленький город, все время жалуется, что не хватает денег, хотя свои Анна не тратит. 

Папа с мамой на меньшие деньги постоянно путешествовали, а теперь дальше соседнего города папа с Анной не выезжают, так как не могут договориться, куда поехать, ссорятся, пока решают, какие брать путевки.

Ездить к ним я не могу: Анна постоянно подчеркивает, что я не похожа на отца, критикует маму, которой нет уже 6 лет. Завидует, потому что знает, как родственники и знакомые ценили ее хлебосольство и легкий характер. О моем сыне, которому уже 10, Анна тоже отзывается нелестно, жалуется папе, хотя воспитываю мальчика строго, в школе замечаний нет. 

Отец осунулся и постарел: рассказывает по телефону, кто из одноклассников ушел из жизни, говорит, что очень несчастен, так как Анна измучила его капризами, но выгнать ее не может. «С ней плохо, но одному еще хуже», – прошептал мне в трубку недавно. 

Сердце разрывается слышать такое, но вмешиваться в его жизнь я не могу. Просто обидно, что именно такая женщина заменила мою маму. А ведь были нормальные женщины, которым отец очень нравился, но он почему-то выбрал такую принцессу пенсионного возраста. К слову, единственный сын Анны не общается с ней много лет, а внучки иногда приезжают.

Сейчас общаемся с папой редко и довольно прохладно, в гости он не зовет ни меня, ни внука, так как Анна не хочет нас видеть. Очень люблю папу, скучаю и мечтаю пригласить пожить к себе в Москву, но понимаю, что во многом это несбыточная мечта. Не хватит у него сил ни расстаться с Анной, ни выстроить нормальные границы.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.