Нянчилась с внуком, а на море взяли сватью, да еще и за их счет

истории читателей
08-02-2024

Когда родился внук, я сама предложила молодым помощь. Им это было нужно — мальчик рос болезненным, постоянно плакал и капризничал. 

Сын и сноха не спали ночами, а ей еще и пришлось выйти на работу из декрета раньше, так как она могла потерять хорошее место. А я на пенсии — у меня свободного времени много.

Договорились так: большую часть времени я буду у молодых — помогать с внуком: кормить, гулять, присматривать за ним дома. А когда им захочется побыть одним, буду забирать Андрюшу к себе.

— Маргарита Ивановна, — сказала мне сноха, — вам сильно напрягаться не придется. Будете только присматривать за Андрюшей, ну и что там полагается бабушкам делать… А я всегда на подхвате — мой сын все-таки.

На том и порешили. Я подошла к этому делу ответственно. Несмотря на свой опыт материнства, понимала, что сейчас другие тенденции воспитания детей. Я прочитала много литературы, зарегистрировалась на форумах молодых мам и там активно общалась.

Так продолжалось года два. Старалась сильно не напрягать молодых родителей. Когда Андрюша болел, частенько забирала его к себе на несколько дней, чтобы они могли отдохнуть.

— Маргарита Ивановна, — говорила мне сноха, — мы без вас — как без рук!

Сын тоже благодарил меня. А я и рада! Очень я к внуку привязалась. Переживала за него, когда он болел. Радовалась его маленьким достижениям: вот сел сам, вот сделал первый шаг, вот впервые назвал меня бабой…

Когда Андрюше исполнилось два с половиной года, молодая семья решила устроить себе отпуск на море. Я не возражала, думала, внука оставят со мной на две недели. А что такого? Я его люблю и смогу хорошо позаботиться, он ко мне привык. Но оказалось все не так.

— Мам, мы летим все вместе, с Андрюшей, — сказал мне сын.

Я распереживалась.

— Как так? — говорю. — Он еще такой маленький. Как перелет перенесет? А вдруг заболеет там? Тогда и ему плохо, и вы толком не отдохнете.

— Все будет нормально, — успокаивал меня сын.

А невестка вообще посмеивалась над моими страхами. Но что делать, они так решили, они — родители, им, наверное, виднее.

И вот, встретила как-то я, до их отъезда еще, свою сватью, маму моей невестки Иры. Она, в отличие от меня, внуком практически не занималась, так только, иногда к ним в гости приходила. Вот и сейчас шла. 

Остановились мы, разговорились. А рассказала ей о своих переживаниях по поводу отпуска с Андрюшей. Думала, если она и не отговорит их, так хоть меня поддержит. Но ситуация вышла совершенно другая.

— Страшно мне за Андрюшу, — говорю я. — Перелет, акклиматизация… Да и они молодые, а там солнце, вдруг панамку забудут ему надеть…

— Да что ты все паникуешь? — отвечает мне сватья. — И дочку мою беспокоишь. Что там может случится? Да и я буду рядом. Если что — присмотрю.

 

Я опешила. На минуту повисла пауза в разговоре. Я подумала, что ослышалась.

— Как — ты? – спрашиваю. — Ты летишь с ними?

— Да, — отвечает сватья. — Они меня пригласили. Мне тоже отдохнуть надо.

И тут у меня вырвалось некстати:

— А за чей счет ты летишь?

— За их, конечно, - отвечает сватья. — Дочка решила мне подарок сделать.

Так мне обидно стало! Шла я домой и все думала: ну почему она, а не я? Я что же, не заслужила отдых? Ведь я больше внуком занимаюсь, чем сватья!

На следующий день мне снова надо было с Андрюшей сидеть. Приехала я к детям, заодно решила поговорить спокойно. Все тешила себя мыслью: вдруг сватья все напридумывала и сама напросилась лететь с ними, за свой счет?

Но спокойного разговора не вышло. Как только Ира поняла, о чем речь, она тут же «встала на дыбы».

— Почему летит она, а не вы? — кричала невестка. — Потому что она — моя мама. А то, что мы за нее платим, Вас вообще касаться не должно! Нечего считать наши деньги!

— Так я не считаю, — пыталась возразить я. — Просто мне обидно. Я же больше времени провожу с Андрюшей, чем твоя мама, а в отпуск вы берете ее, а не меня.

— Так может нам платить надо было за ваши труды праведные?! — не унималась Ира. — Сначала сами согласились с внуком сидеть, а теперь какие-то претензии предъявляете. Да еще и деньги наши считаете!

— Да я не…

Но Ирину понесло.

— Не забывайте, — кричала она, — что, когда вы с Андрюшей у нас сидите, продукты наши едите. Или это не деньги? Так что мы на вас тратимся не меньше, чем на мою маму!

Вот куда разговор повернулся… А что же сын? А он все время, пока мы с Ирой ругались, вернее, она на меня ругалась, молчал. Я его понимаю: встанет на сторону матери — жена обидится, на сторону жены — обидится мать. Но разве я не права?

В общем, улетели они отдыхать вчетвером: сын, невестка, внук и сватья. Из отпуска фотографии мне слали — такие они там счастливые! А я не находила себе места от беспокойства и обиды. Беспокойство за внука так и не прошло, а еще прибавилась обида и жалость к себе.

Когда вернулись, сын сразу позвонил мне.

— Мам, как дела? Как здоровье? — спрашивает он.

— Все хорошо, сынок, — отвечаю.

— Нам на работу выходить. Ты будешь сидеть с Андрюшей, как раньше?

— Конечно, буду…

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.