Узнав, что в семье будет приемный ребенок, я решил навсегда порвать отношения с родителями

истории читателей
22-01-2024

Свой золотой юбилей отец почему-то решил не праздновать с размахом. Вместо этого он отдал предпочтение вечеру в семейном кругу, на который пригласил только меня с женой Машей. 

Родители у меня оба военные, поэтому уже находятся на пенсии. Хотя по их внешнему виду этого точно не скажешь. Мало того, что выглядят молодо, так и здоровье у обоих, слава Богу, отменное. В общем, сил и энергии хоть отбавляй.

Перед выходом из дома Маша из-за женских суеверий попросила не говорить никому о том, что мы скоро станем родителями. Мол, срок еще маленький, и она пока боится кому-то об этом рассказывать. Но нашу тайну раскрыли намного быстрее, чем нам того хотелось бы. 

- Маша, а ты случайно не в положении? 

Моя мама никогда не ходила вокруг да около. И видя то, как Маша еле сдерживается, чтобы снова не убежать в туалет, прямо об этом спросила. 

- Мам, мы хотели чуть позже сказать вам. Маша немного расстроилась, что нас рассекретили. 

- Ну почему же? Ведь рождение ребенка - это замечательно! Когда ждёте? Мы вот с Григорием так сразу после новогодних праздников! - восторженно заявила она.

Стоит заметить, что новость о том, что родители ждут ребенка, который родится буквально на днях, нам с Машей показалась несмешной шуткой. 

Перехватив мой взгляд, мама улыбнулась.

- Николай, да нет же! Я не собираюсь рожать! Что ты! В мои-то годы! Просто мы тоже не хотели заранее говорить о Вовочке.

Мы с Машей переглянулись. 

- Вовочка, простите, это кто? - я вообще не понимал, что происходит. 

- Вова очень скоро станет твоим братом - отец сказал это так спокойно, как будто речь шла о том, что он хочет купить лотерейный билет за сто рублей. 

Мама протянула свой телефон и показала фотографию, с которой на меня смотрел худенький ребенок лет пяти. 

- Это Вовочка. Мы с твоим отцом понимаем, что сможем сделать в этой жизни что-то доброе, поэтому приняли решение взять Вову из детского дома. 

Мой взгляд в эту минуту не предвещал ничего хорошего. Маша, огорошенная новостью о появлении в семье приемного ребенка, сидела и не знала, что сказать. 

- Коля, сынок, послушай! Я хоть и вышел на пенсию, но еще полон сил и здоровья. К тому же мне, как и маме, так хочется принести кому-то радость. Вот мы и подумали, что, усыновив этого бедного мальчика, сможем сделать его счастливым. 

Я, в отличие от Маши, быстро нашел слова.

- Пап, он вообще кто? Кого вы с мамой собираетесь притащить к нам в дом? - я потребовал ответа, даже немного повысив голос.

- К вам? К вам мы никого не притащим, как ты выразился! - с ударением на “вам” тоже повысил голос отец.

 

Из разговора с родителями я узнал, что Вова попал в детский дом после того, как его изъяли из семьи органы опеки. Новость об отсутствии у Вовы родни, кроме матери наркоманки и отчима уголовника, совершенно не прибавила ни оптимизма, ни желания становиться названным братом. 

Видя мое состояние, Маша решила сгладить конфликт и быстро попросилась домой, сославшись на усталость.

Своего мнения насчет брата я не изменил. Не изменилось оно даже после того, как в доме родителей всё же появился Вова. 

К родителям мы с женой принципиально не ходили. Признаюсь, я хотел навсегда порвать с ними отношения. Мысль о приемном брате почему-то мне была противна. 

Может дело в том, что я был уже взрослым человеком. А может виной была ревность к совершенно незнакомому ребенку. Ведь у родителей уже есть единственный родной сын, да и внучка на подходе. Зачем им еще кто-то? 

После рождения дочери мы с Машей решили, что нам следует сменить место жительства. Поэтому мы переехали в другой город. В душе я надеялся, что этот наш шаг заставит отца с мамой одуматься. 

Но тщетно. Родители поначалу уговаривали не переезжать, мол, для маленького ребенка переезд будет огромным стрессом. А когда поняли, что все слова бесполезны, приняли наше решение. 

С Вовой я впервые пообщался по видеосвязи. Это произошло через год, когда я звонил поздравить отца с очередным днем рождения. 

И хочу сказать, что в ту секунду, когда я увидел, как светятся от счастья глаза родителей, как заливисто смеется отец и как помолодела мама, у меня екнуло сердце. Я понял, что был неправ, причем очень долгое время.

После этого разговора я долго сидел, словно в оцепенении. После чего позвал супругу.

- Дорогая, кажется, я все это время был неправ. На следующих выходных нужно поехать к моим родителям - я должен перед ними извиниться.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.