back b
image

Я пыталась быть хорошей свекровью, честно пыталась, но невестка сама напрашивалась

мнение читателей
Я пыталась быть хорошей свекровью, честно пыталась, но невестка сама напрашивалась
Фото из интернета

Видит Бог, я пыталась быть хорошей свекровью и стать второй мамой для невестки. Но она сама все испортила, а мое терпение не резиновое, чтобы его хватало воспитывать взрослую чужую девицу. Теперь я свекобра.

Сын женился в конце 2019 года. С девочкой своей он меня познакомил, когда они уже заявление подали. Хорошенькая, стройная, вежливая, как мне тогда показалось. Я очень рассчитывала, что смогу выстроить с ней нормальные отношения, чтобы не встать в ряды свекобр.

У меня у самой свекровь была - как вспомню, так вздрогну. Что она нас с мужем не развела, так это чистая случайность, а уж как она меня доводила, сколько слез я выплакала. Она и прикрикнуть могла, и полотенцем отходить по спине, если что не так, а я терпела. Все тогда терпели, положено так было. Свекровь - вторая мама, я ее так и называла - "мама" да на вы. 

Я как сына родила, для себя решила, что хоть африканку из дикого племени приведет в невестки, все равно со всей душой отнесусь к ней. Наша Юленька оказалась хуже людоедки из дикого племени, с той я бы, наверное, договорилась.

После свадьбы молодые ушли жить на съемную квартиру. Я к себе не звала, пусть живут своим домом, без оглядки на родителей. Старалась их лишний раз не беспокоить, у себя в гостях принимала со всей душой, все старалась невестку послаще угостить. Она как-то дичилась, но я думала, что это дело времени, я ей кто - тетка чужая, привыкнет со временем.

Как началась пандемия, сына на работе сократили. Он почти сразу другую работу нашел, но в деньгах сильно потерял, конечно. Еще хозяин квартиры как с цепи сорвался - начал цену поднимать за жилье, у него же одного кризис и денег нет. 

Молодые подумали и попросились ко мне жить ненадолго. Тогда же все надеялись, что все быстро кончится. Я согласилась, выделила молодым комнату побольше, сама в маленькую ушла. Живите, говорю. 

Сначала невестка как котенок шмыгала по квартире, стараясь со мной не пересекаться. Понятно, думаю, привыкает. Я продолжала на всех готовить, убираться, так месяц прошел. Мне как-то утомительно за двумя взрослыми людьми убирать.

Они там у себя в комнате поедят, потом посуду на кухню выставят, и нырк обратно в комнату. Я все понимаю, дело молодое, но разок сына отловила за ухо и сказала, чтобы он не наглел. Это невестка у чужой тети, а он у родной мамы, а ей на шею залезать не надо. Сын проникся, стал посуду мыть, продукты покупать. 

Прожили четыре месяца, контакта с невесткой никакого. Сын посуду моет, а она только мышкой по квартире. Я начала уже закипать, сколько можно-то уже? Собрала молодежь на кухне и сказала, что с этого дня у нас есть правило - каждый убирает за собой, места общего пользования по очереди. 

- Готовить, Юленька, будем с тобой тоже по очереди. А то вам мои одни и те же блюда надоели, наверное, - корректно намекнула я. Невестка только глазами сверкнула, но ничего не сказала.

Вот тут и началось развлечение. У меня было ощущение, что она назло все делает через пень-колоду, чтобы я больше не просила ее. Готовит - всю кухню угваздает и даже не подумает убрать. Тарелки моет, обязательно где-то не домоет. Со стола крошки не смахнет, в ванной после себя зеркало не протрет. А уж как полы мыла... у меня сын в детстве так мыл - протирал места, где видно, а под шкафы и кровати даже не заглядывал. 

Я сначала молча за ней доделывала, потом делала это демонстративно, чтобы она увидела и поняла, как надо, потом уже не выдержала, начала советовать. Так она при мне молчит, а как сын приходит, она в слезы, я к ней, оказывается придираюсь. Не при мне, конечно, но стены-то тонкие.

- Все я не так делаю, все ей не нравится, она меня специально тиранит, - лила слезы Юля. А слушаю и так выйти хочется, сказать пару ласковых, но сдержалась. Вытащила потом сына на разговор, когда наша краля в ванную ушла.

- Ты свою зазнобу в чувство приведи, я не придираюсь, она просто делает все кое-как. Я сперва переделывала, а потом устала. Я вам в служанки не нанималась. Советов она не спрашивает, а сама ерунду творит. 

- Мам, а давай ты будешь говорить не Юле, а мне. Я либо сам сделаю, либо ей мягко скажу, - предложил сын. Мне даже легче так, с сыном мне общаться проще, не надо слова подбирать.

В поведении Юли ничего не изменилось, как делала, спустя рукава, так и продолжила. Я сыну стала указывать на то, что надо переделать. Он тоже сперва сам делал за жену, а потом стал ей выговаривать.

- Ну вот, твоя мать теперь тебе на меня наговаривает, - опять увлажняла воздух слезами невестка. Сын ее заверял, что ничего такого не было, просто у нас в доме принято вот так. Юля рыдала и предрекала, что я их перессорю. 

Я в своей комнате из последних сил держала себя в руках. Это надо же как вывернула - опять я плохая. Ну, думаю, досталась невестушка. Ладно, не век мне с ней жить, потерплю.

Перестала я сыну указывать на промахи Юли, но он уже и сам видел, сам ей выговаривал. Они начали ругаться, сын, видимо, тоже устал от ее завихрений. Во всем Юля продолжала винить меня, я сына настраиваю против жены. Вот такая я плохая.

Во время очередной их ссоры шепотом  я уже зашла к ним в комнату и поставила перед фактом, что у них есть две недели, чтобы найти жилье и съехать.

- Я не хочу оказаться виноватой в вашем разводе. Юля, я ни разу не наговаривала на тебя, я к тебе со всей душой, а ты себя повела неправильно. Живите дальше сами, я к вам не лезла и дальше лезть не буду. Живите своим домом и своим умом.

Молодые после моего выступления всю ночь переругивались, невестка плакала, сын бегал курить, а я себя чувствовала распоследней гадиной. Но поступить иначе я просто не могла. Еще бы чуть-чуть и я на самом деле начала бы превращаться в собственную свекровь. 

Дети на следующий день съехали к сватье. Я ничего не сказала, но мысленно пожелала удачи сыну. Надеюсь, теща из мамы Юли вышла лучше, чем из меня свекровь.

Вот такая история, как я нечаянно превратилась в свекобру.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей портала.