image

Я вырастила племянницу как родную дочь, а она, повзрослев, оставила меня без наследства

мнение читателей

Когда мне было 16 лет, мои родители заболели. Сначала умерла мама, а через месяц не стало отца. Нас с сестрой воспитывала бабушка. Я всегда была спокойной и примерной дочкой, а затем стала такой же женой и матерью. Вышла замуж в 24 года и переехала в свою квартиру. У нас с мужем было взаимопонимание и прекрасная семья, вскоре родился сын. 

К сожалению, у моей младшей сестры Ани судьба сложилась иначе. На выпускном в школе она решила, что стала совсем взрослой. Спустя девять месяцев родилась моя племянница – Алиса. Имени отца девочки мы с бабушкой так и не узнали. Аня не справлялась с дочкой, по сути, она сама была ещё ребёнком. Сначала сестра бросила кормить её грудью, затем перестала с ней гулять. Как выяснилось позже, малышка лежала целыми днями одна, никому не нужная. Не представляю, как она осталась жива. Наша бабушка в тот момент не могла помогать Ане заботиться о ребёнке. Она очень медленно ходила с палочкой и даже чашку с водой поднимала с трудом.

Я приезжала в гости к бабушке каждую неделю. Мы продолжали жить в одном городе, и я старалась привезти с собой продукты и лекарства. Мои претензии к Ане о беспорядке в доме сестра пропускала мимо ушей. А уж когда речь зашла об Алисе, сестра и вовсе встала на дыбы:

- Я – её мать и лучше знаю, что нужно делать и как обходиться с ребёнком! 

В ответ я только вздыхала. Шло время. Бабушка уже редко вставала с постели, но Аня этого как будто не замечала. Я забрала бабушку к себе. Спустя время мне пришлось забрать и подросшую Алису. Однажды мне позвонила воспитательница из детского сада и сказала, что племянницу никто не забирает. Было уже восемь вечера, а садик работал до шести.

Воспитательница не могла уйти домой, оставив малышку со сторожем. Она попыталась дозвониться до матери, но та бросала трубку. В конце концов, Аня прислала мой номер. Так Алиса стала жить с нами. Сказать, что мне было нелегко – ничего не сказать. Я вынуждена была ходить на работу, присматривать за старенькой бабушкой и двумя детьми. Тот период я вспоминаю как каторгу.

Мне пришлось покупать вещи для племянницы и стать ей новой мамой. Аня позвонила спустя пару дней после инцидента в детском саду и сказала, что я могу оставить малышку себе. Можно подумать, что она говорила о какой-то кукле!

Было тяжело, но меня поддержал муж, и вместе мы справились с ситуацией. Алиса росла, она очень подружилась с моим сыном Ростиком. Все знакомые твердили, что мне нужно подать на сестру в суд и лишить её родительских прав. Но у меня не хватало на это ни времени, ни сил. Я решила, что жизнь и так всё рассудит. Алиса, правда, несколько раз пыталась наладить связь с матерью. Но та словно вычеркнула дочь из жизни.

Когда Алисе исполнилось 15, у Ани обнаружили гепатит. Видимо, он был у неё и раньше, поскольку сестра часто жаловалась на боль в правом боку, да и цвет её лица становился всё темнее. За неделю до 16-летия Алисы Аня умерла. Для меня это был удар. Бабушке о смерти младшей внучки я не рассказала. Но меня поразило спокойствие Алисы. Когда я сообщила ей грустную новость, та лишь ответила:

- Давно пора. Туда ей и дорога.

- Алиса, дорогая, я понимаю, что ты обижена. Но ведь она – твоя мама.

- Нет, ты – моя мама. Ты, которая заплетала мне косички на первое сентября, разбиралась с мальчишками, обижавшими меня в школе, и которая готовила мне вкусные завтраки. А та женщина, которая меня родила, уже давно перестала быть мне матерью. Я и на похороны не пойду, даже не проси.

В глазах юной Алисы было столько злости в момент, когда она произносила эти слова, что мне стало страшно. Но ещё страшнее мне стало, когда она сообщила бабушке о смерти Ани. Я отчитала племянницу:

- Ты же знаешь, что у неё больное сердце. Не надо было ей говорить.

- Она имеет право знать правду.

- Да, но нужно было её подготовить.

В момент нашей ссоры раздал стон бабушки. Ей стало плохо. К счастью, всё обошлось, но организм старушки ещё больше ослаб.

После похорон я попросила Алису помогать мне с бабушкой.

- Я готовлю один проект по строительству и буду позже приходить с работы в течение пары месяцев. Я прошу тебя покормить бабулю и убрать за ней.

- А мне нужно готовиться к выпускным экзаменам. Мне тоже некогда. С чего я вообще должна убирать подгузник за старой женщиной? Она-то в детстве мне их не меняла.

- Алиса, ты несправедлива. Когда ты родилась, бабушка уже была слаба здоровьем. Она хотела, но не могла за тобой ухаживать.

- Я тоже не могу.

Девочка упёрлась и ни в какую не хотела заботиться о бабушке. Как-то раз она даже сказала:

- Какой мне смысл за ней убирать? Вот, если бы мне достался дом – это одно дело. А так я всё равно остаюсь бедной сиротой, так с чего мне убирать чужие какашки?

Я не стала спорить с племянницей. Мне было не под силу преодолеть её упрямство. Через год она поступила институт на менеджера. Вскоре после этого бабушки не стало. Алиса и на её похороны приезжать отказалась, сославшись на подготовку к курсовой. Зато через месяц после похорон она явилась за своим «приданым». Как оказалось, бабушка написала завещание, которое Алиса умудрилась заверить у нотариуса. В завещании говорилось о том, что несколько старинных икон и дом, принадлежавший бабушке, целиком и полностью переходят в руки племянницы. Эта новость стала для меня настоящим потрясением.  Когда я спросила у Алисы, не считает ли она завещание несправедливым, та ответила:

- Нет, с чего бы? Мне тоже нужен дом, у тебя ведь есть квартира.

- Но ведь ты палец о палец не ударила в том доме, ты о бабушке никогда не заботилась. А я всю жизнь на своих плечах тяну и тебя, и бабушку, и свою семью. Неужели у тебя нет ни капли благодарности?

Алиса улыбнулась, подошла ко мне и поцеловала в щёку:

- Спасибо, тётя. Ты была очень добра.

После этой сцены Алиса собрала вещи и ушла.

Такого поворота я точно не ожидала. Я столько сил вложила в то, чтобы воспитать племянницу, а в итоге она же лишила меня наследства. Я всё же попробую обратиться к юристу. Возможно, он что-то посоветует, ведь свои права я могу предъявить в течение полугода после смерти бабушки. Муж говорить оставить эту затею и забыть и про дом, и про Алису. Быть может, он прав?

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.