Игра в шахматы и безобидные чаепития с соседом привели к печальным последствиям

истории читателей
08-02-2024

В нашем подъезде живёт старик – Степан Евдокимович. Ему восемьдесят шесть, и он одинок. Жена умерла много лет назад, а дети с внуками разъехались по разным городам и навещают его редко. 

Сам он сторонится людей. Иной раз даже не здоровается. Когда его вижу, я постоянно спрашиваю, если ему что-нибудь нужно, может чем-то помочь. Но он в ответ лишь бурчит себе под нос, что у него всё есть и ничего не надо.

Недавно я записала своего десятилетнего сынишку в шахматный кружок. Поэтому мы купили игру домой, чтобы тренироваться. Зайдя в подъезд, Кирюша нёс доску под мышкой. И тут нам встретился сосед. Неожиданно он заговорил с нами.

– Это шахматы или шашки? – спросил старик, даже не поздоровавшись.

– Шахматы, – тихо произнёс сын, явно напуганный неожиданным вниманием.

– Играть умеешь?

– Нет, но мама записала меня в кружок, так что скоро научусь.

– Кружок, хех, – Степан Евдокимович то ли усмехнулся, то ли попытался откашляться, – чему там могут научить.

– А вы умеете играть? – осмелел Кирюша.

– Умею ли? Да я когда-то в далёкой молодости был чемпионом.

– Ух ты! Вот бы и мне так.

– А Вы заходите к нам как-нибудь, Степан Евдокимович, поучите Кирюшку моего, а то я не умею играть, ему тренироваться всё равно не с кем, – вмешалась я.

– Может, как-нибудь и зайду, – старик продолжил свой путь, не попрощавшись.

Меня, конечно, очень удивил наш разговор, ведь больше двух-трех слов я от него никогда не слышала. А тут он вдруг разговорился. Да и сын явно воодушевился потенциальной возможности поучиться у чемпиона.

Чтобы не откладывать в долгий ящик, через пару часов я позвонила в квартиру соседа и предложила прийти к нам на следующий день. Это как раз было воскресенье, когда мы с сынишкой оба дома. На удивление, он согласился, и мы договорились о времени.

Ровно в два часа дня следующего дня старик появился на нашем пороге. Я приготовила пирог к чаю. Кирюша уже разложил доску на своем столе.

Степан Евдокимович начал бережно расставлять фигурки и проговаривать название каждой.

– Ты должен ответственно относиться к шахматам. Это не просто игра. Они становятся центром жизни. По крайней мере, со мной было так, – произнёс сосед.

– А разве не дети – главное в жизни? Мама говорит, что я её смысл.

 

Старик рассмеялся. Удивительно, но я никогда не видела даже его улыбки, не то, что смех.

– Твоя мама умная женщина! – отсмеявшись, сказал старик.

Он начал показывать моему мальчику, как ходит каждая из фигур. Кирилл, как послушный ученик, всё записывал в тетрадь. А после занятия мы все сели пить чай с пирогом. Степан Евдокимович заметил, что его жена тоже пекла вкусные пирожки.

С тех пор у нас появилась традиция. Каждое воскресенье к нам приходил сосед и учил Кирюшу шахматам. А потом мы обязательно пили чай с чем-нибудь вкусненьким. 

Сначала он лишь невзначай ронял некоторые фразы из прошлого. А потом начал рассказывать целые истории. Вспоминал свою студенческую жизнь и шахматные турниры. Удивительно, до чего хорошо у него работает голова для такого почтенного возраста. 

Неделя шла за неделей, месяцы сменяли друг друга. Кирюша уже довольно хорошо разбирался в игре. А мы узнали столько всего интересного из жизни Степана Евдокимовича. Он не пропускал ни одного воскресенья. 

Казалось, Кирюша скрасил одинокое существование старика. А мне нравилось, как он влияет на моего сына. Ведь мужа у меня не было. А бабушка с дедушкой, мои родители, жили далеко. 

Однажды зимним днем, когда за окном свирепствовала снежная стужа, сосед не пришел в назначенный час. Я пошла проверить, не случилось ли чего. Мне открыл молодой мужчина, которого я никогда не видела.

– Чего вам? – грубо спросил он.

– Извините, а вы кто? Я пришла проверить, всё ли в порядке со Степаном Евдокимовичем, – пытаясь разглядеть что-то через плечо чужака, проговорила я.

– Кто я? Это вы мне скажите, кем приходитесь моему отцу вы и что вам от него нужно?

– Ах, так вы сын? Как же прекрасно, что приехали. Я так рада за него. А я соседка Маша, ваш папа играет с моим сыном в шахматы. Он не пришел в назначенное время. И я заволновалась, вдруг что-то случилось.

– Да уж, наслышан о вас, соседка Маша. Отец мне все уши прожужжал по телефону про ваши воскресные посиделки. В общем так, – он убрал притворную приветливость и сделался донельзя серьезным, – я забираю отца в дом престарелых. Нашлась тут умная Маша. Думала, раз он один, можно ему мозги запудрить и квартирку его заграбастать? Не получится. У него есть семья. Старик пойдёт туда, где ему место, а квартиру он отписал уже нам.

Дверь захлопнули перед моим носом. Я даже не смогла вставить слово в его монолог. 

С того дня Степана Евдокимовича мы больше не видели. Только риэлторы приходили толпами показывать квартиру каким-то людям. Кирюша в последнее время ходил очень хмурым. В итоге он забросил шахматы, убрал доску подальше и в кружок ходить отказался. Сына соседа я тоже не видела, хотя очень надеялась встретить его, чтобы узнать адрес дома престарелых, куда отправили Степана Евдокимовича.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.