Никогда бы не приняла помощь от соседки, если бы знала, что все так обернется

истории читателей
21-06-2024

Осознание того, что мне крупно повезло, пришло не сразу. Прошло несколько дней, прежде чем я поняла, что родилась в рубашке. 

Пожар начался рано утром. Но мы с мужем, к счастью, успели уехать на работу. 

Звонок на сотовый раздался неожиданно. Уже в ту минуту я подсознательно почувствовала, что случилось что-то страшное. Помню, как похолодевшими руками я взяла телефон, на экране которого высветился номер Иры, моей соседки. А дальше всё было как во сне. 

Я до сих пор не знаю, кто позвонил моему мужу и рассказал, что наш дом горит. 

Обрывки воспоминаний сливаются в некое подобие кошмарного сна. Вой сирен пожарных автоцистерн, крики соседей, и Стас, мой муж, которого я даже не сразу узнала. 

На фоне стресса у супруга случился сердечный приступ и его отвезли в больницу.

«Что будет дальше?» - этот вопрос намертво засел в моей голове. 

- Куда пойдешь жить? - спросила Ира, стараясь не сильно меня задеть. 

Ведь мои нервы и без того звенели, как струна.

Что ей ответить? Соврать? Сделать вид, что у меня всё хорошо и есть куча родных, желающих приютить? Правда, она хоть и горькая, но она всегда чище, правильнее…

- Не знаю, Иринка. Мне пока что некуда идти. Если только у мужа в палате ночевать, но не уверена, что пустят. 

Соседка в ответ на это сразу протянула руку помощи, приняв меня безо всяких условий. 

- Живи сколько нужно, восстанавливай документы, а там видно будет. 

Я впервые за несколько часов расплакалась. В этих слезах было всё: осознание свалившегося несчастья, отчаянье и, конечно, огромная благодарность Ире за её помощь. 

Про дальнейшие мытарства по восстановлению документов следовало бы написать отдельно, вот только не хочется снова ворошить весь тот ужас. 

Муж пролежал в больнице несколько месяцев. И наконец-то мне сказали, что можно забрать его домой. 

- Дома и стены помогают, Анна Владимировна! Но если вы не можете забрать супруга, то так и скажите. Только должен предупредить, что мест в больнице мало, - пожилой врач смотрел на меня с такой жалостью, что мне стало не по себе.

Дома я поделилась этой новостью с Ириной.

 

- Ну, где одна, там и второму место найдется! - странно, но впервые за несколько месяцев в голосе соседки просквозила фальшь.

На следующий день мы перевезли Стаса домой. И после этого я постоянно чувствовала себя как-то неловко. Мне все время казалось, что мы тут лишние. Поэтому через пару дней я решила поговорить с Ириной. 

- Ира, если мы тебя стесняем, ты только скажи! Конечно, страховку ещё не выдали, но кое-что на карте у меня есть. На съем жилья, думаю, хватит.

- На съём? - соседка вопросительно смотрела на меня. 

- Ну да, а что? 

- Нет, ничего. Проехали. 

Но я заметила, что Ирина как-то неодобрительно на меня смотрит.

- Ну а всё же? Что не так? Мы же не чужие, ты скажи! - настаивала я.

Соседка отвернулась от меня, чтобы налить чашку кофе. 

- Я всё это время думала, что у тебя нет ничего. 

Разговор принимал всё более интересный оборот. 

- То есть ты ждала оплаты? - я посмотрела на Ирину в упор.

- Ну, как бы… Ты сама должна понимать, что всё нынче дорожает. Да взять тот же хлеб. Посмотри, как изверги наценили…

Соседка потупила глаза. 

- Сколько с нас? - я хотела раз и навсегда покончить с этим неприятным разговором. 

- Ну, Стас то и не жил здесь толком. Так, пару дней всего… - лицо Ирины покрылось неравномерными пунцовыми пятнами. 

Мысленно посчитав затраты соседки, я выложила на стол три пятитысячные купюры. 

- Спасибо, Анюта. Ты не подумай, за продукты я не возьму ни копейки. Что ж я не соседка тебе? Чужой человек, что ли? 

- Нет, Ира, посчитай и назови сумму. Пожалуйста! 

Я мысленно благодарила Бога за то, что Стас, намучившись в больнице, сейчас спит и не слышит нашего разговора. Я поняла, какую ошибку допустила, приняв предложение помощи за бескорыстный жест. И решила, что как только Стас проснется, мы начнем искать вариант съемного жилья. 

Ирина, несмотря на мою просьбу, молчала. 

- Ну так сколько?

- Продукты нынче дорогие. Ох, паразиты! Куда наценяют? Когда же всё это закончится? - соседка продолжала притворно сокрушаться, уходя от темы. - Ань, ну а если по совести, то давай так: раскидаем только продукты, купленные на Новый год, пополам? Я, если честно, торта даже и не попробовала, да и рыбы всего два кусочка съела. 

Меня захлестнуло праведное негодование.

- Ира, по-твоему, я съела весь торт и рыбу? 

Соседка, пристыженная моими словами, отвела глаза. 

- Ну, рыбу, допустим, кошка съела, зараза такая! Не убрала в холодильник на ночь и зря! Ну а торт… Не знаю, ложились спать, там больше половины было. Ох, а торты-то сейчас сколько стоят!

Я не верила своим ушам. Ведь эта женщина еще неделю назад говорила, что ничего не нужно. А если есть у меня лишняя копейка, то чтобы я ее берегла. 

Да, мы скромно посидели в новогоднюю ночь. Стас тогда еще был в больнице. Но я не предполагала, что спустя пару месяцев меня этим попрекнут.

Я вытащила еще три тысячи и, швырнув на стол, сказала: 

- Спасибо за хлеб, за соль. Сыты. 

Чуть позже я не вытерпела и всё же рассказала мужу о том, что произошло между мной и Ириной.

Он сказал, что я не права и мне не стоит обижаться на соседку. Мол, могла бы и сама предложить оплату продуктов или проживания. Однако все мои оправдания насчёт того, что я предлагала деньги, были какими-то неубедительными. 

Мы со Стасом довольно быстро нашли подходящий вариант съемного жилья и сейчас успешно его обживаем. 

С Ириной я перестала общаться. Нет, вы не подумайте, не потому, что мне жаль денег. Просто я не могу отделаться от чувства, что в её глазах я была самой настоящей побирушкой.

Соседка, в свою очередь, тоже не стала настаивать на продолжении общения и предпочла сделать вид, что меня никогда не существовало в ее жизни.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.