Чуть с ума не сошел, когда увидел, что мои студенты решили мне подарить

мнение читателей
10-12-2023

Год назад я потерял любимую жену, с которой мы вместе прожили 50 лет. И вот я, семидесятилетний старик, учился жить один. 

Выходило плохо, и не столько по быту — обслуживать себя я вполне могу самостоятельно, а было очень тяжело психологически. 

В голове и сердце образовалась огромная пустота, которую ничем невозможно было заполнить. Так случилось, что мы не нажили детей и внуков, поэтому я остался наедине со своим горем.

Я даже стал разговаривать с самим собой, чтобы хоть как-то разбавить звенящую тишину. Не вслух, конечно, а про себя. Но я не видел в этом ничего сверхъестественного. 

Я преподаю на кафедре психологию и понимаю, что в состоянии стресса с человеком такое может происходить. Так что мое психическое состояние было под контролем.

Это я к тому, что дальше расскажу об удивительных событиях, которые произошли со мной, чтобы вы не сочли меня сумасшедшим.

Как-то утром субботнего дня, я еще в постели лежал, затрезвонил мой мобильник. Оказалось, что это звонит наш дворник. Я не сразу понял, что он пытается мне объяснить, потому что он сильно волновался. Также было непонятно, откуда у него номер моего мобильного телефона.

— Мы нашли черненькую собачку, — объяснял дворник. — На ней ошейник с вашим номером телефона и именем — Владимир Павлович. Наверное, это ваша собачка потерялась. Приходите и заберите ее.

Я опешил. У меня сроду никакой собаки не было — ни черной, ни белой. Тем более удивительно, откуда на ней ошейник с моим телефоном и именем. 

Может быть, это чей-то розыгрыш? Но чей? Не думаю я, что это дворники так развлекаются. Поначалу решил было проигнорировать этот звонок, но любопытство взяло верх. Я оделся и вышел на улицу.

У подъезда меня ждал целый отряд в оранжевых жилетах и с метлами. Увидев меня, дворники расступились, и посреди этой толпы оказался маленький черный щеночек, который дрожал от холода — ведь на дворе стоял ноябрь месяц.

Увидев меня, собачка с опаской подошла, а потом осмелела и попыталась запрыгнуть ко мне на руки. Когда ей это удалось, она меня обнюхала, успокоилась и с удовлетворением залезла ко мне за пазуху.

— Молодец, песик, — сказали дворники, — признал хозяина.

Подхватили свой инструмент и удалились по делам. Я остался стоять посреди двора с питомцем за пазухой. Посмотрел — а у него и вправду на ошейнике мой номер телефона и мое имя. И у меня начался уже привычный разговор с самим собой.

— Что делать? Куда его девать? Вот зараза — испачкал грязными лапами мое пальто!

— Это сама судьба его подкинула, чтобы помочь справиться с одиночеством. Надо скорее нести домой, помыть, отогреть, накормить.

— Да у нас отродясь никаких животных в доме не было! Что я с ним буду делать? Надо его срочно куда-нибудь сдать. Да вот хоть в приют.

— Ну да, только собака хозяина обрела, так тут же в приют ее! Неужели там ей лучше будет?

— Так ведь с ней заниматься надо, ухаживать, кормить, выгуливать, прививки делать, вязать или кастрировать — час от часу не легче! И когда мне все это делать?

— А что, свободного времени мало? После лекций — в пустой дом. Словом перекинуться не с кем, а тут — живая душа.

— Да не умею я ничего этого! Не справлюсь!

— Два высших образования, а тут какой-то щенок. Неужто не справлюсь? Да и прогулки на свежем воздухе полезны для здоровья.

— Да как мне назвать-то его?

- Да хоть Бобик…

Посмотрел я песику под хвост — ну и вправду, пусть будет Бобик. В общем, не смог я его на улице оставить или в приют отнести — забрал к себе.

А Бобик смышленым оказался. Вот только одиночества не переносил. Когда я на работу уходил и оставлял его дома, соседи жаловались:

— У вас собака очень сильно скулит.

Пришлось брать его с собой на лекции. Но он на кафедре сидел всегда смирно и проявлял дружелюбие ко всем, кто угощал его печенькой.

Прошел год. Я так сильно привык к Бобику, что уже не представлял, как жил без него раньше. А прогулки по два раза в день пошли мне на пользу. Студенты отмечали, что я посвежел, блеск в глазах появился. 

Так Бобик вернул меня к жизни после тяжелой утраты. А вот вопрос, как он у меня появился, и как мое имя и номер телефона оказались на его ошейнике, оставался открытым. Я было уже поверил в мистику.

А однажды после лекций, когда мы с Бобиком собирались уходить, ко мне в кабинет ввалилась группа студентов. Окружили нас, потрепали Бобика по голове и затихли. Стоят, с ноги на ногу переминаются.

— Ребята, что случилось? — спрашиваю я.

— Владимир Павлович, — отвечает один из студентов, — мы это… за кепку хотели извиниться.

— За какую кепку? — удивился я.

— Ну, у вас год назад кепка пропала, так это мы ее украли.

И рассказали мои дорогие студенты, что, узнав о моем горе и видя, как я сильно переживаю, купили в питомнике щенка, заказали ошейник и табличку с моим именем и номером телефона. А чтобы питомец привык к моему запаху, украли мою кепку и в нее его на первых порах поселили. 

Потом, когда щенок подрос, они подговорили дворников, чтобы те мне собачку подкинули. Вот поэтому Бобик, выросший в моей кепке, сразу признал меня хозяином.

Дорогие мои ребята, огромное вам спасибо!

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.