Отвезла сына в деревню к родителям, а он нашел себе подружку и начал дебоширить

истории читателей
07-06-2024

Летом наш садик закрылся на ремонт на три месяца. Естественно, встал вопрос, куда девать наше чадо. Мы с мужем работаем, свекор и свекровь — тоже. 

Няню для нас нанимать дорого, поэтому мы решили отправить сына на все лето в деревню к моим родителям. Они уже на пенсии, свой огород, курочки, поросятки и все такое. Рядом лес, речка. Сыну там должно понравиться.

Родители с радостью согласились присмотреть за внуком, не часто он бывает у них в гостях. Женька тоже был в предвкушении погостить у дедушки с бабушкой. Эх, знали бы мы, чем все это обернется.

В назначенный день я привезла сына, чмокнула его в нос, сгрузила вещи, продукты, немного пообщалась с родителями и назад в город укатила. А там свои дела, заботы. Но строго раз в день мы с мужем звонили в деревню, интересовались делами.

Вначале Женька радостно лопотал в трубку, что ему там все нравится, дед с бабушкой подтверждали эти слова, и тоже были весьма довольны. Потом как-то общение стало более мимолетным. Женька говорил два-три слова и убегал, родители односложно отвечали, что все в порядке и отключались.

Поначалу меня это не напрягало. У всех своих хлопоты, некогда им там с нами разговаривать. А потом в одном из разговоров по видеосвязи я увидела  сына… 

— Привет, мам! Пока, мам! — сказал он и убежал от телефона, улыбнувшись напоследок, обнажив в улыбке коричневые зубы.

— Что это с ним? — в ужасе спросила я отца.

— А что не так? — удивился мой отец.

— Что с зубами? Они сгнили что ли?

— А, это… — вздохнул отец, а потом признался, — прости, дочка, не доглядели.

И рассказал, что Женька в деревне познакомился с Лизой, соседской девчонкой, его сверстницей. И вот как только взрослые немного отвлекутся, они уже что-то творят. 

Вместе всю округу уже облазили, на речке их ловили, когда они решили там плот строить. Хорошо, что не нашли подходящих стройматериалов. 

В лесу их искали. Они пошли медведя ловить. Счастье, что косолапых в помине в тех местах не было. А однажды  в поле убежали, посмотреть на стадо, и там пытались подоить корову. 

Корова смирная попалась, только удивленно смотрела, чего дети ее за хвост дергают. Хорошо, пастух заметил эту парочку, за шиворот домой приволок. 

— А позавчера залезли они в нашу амбарушку и решили там домик себе обустроить. Я не против был. Пусть лучше во дворе у нас играют, все под присмотром, — рассказывал отец, — и вроде бы все проверил, ничего там опасного не было. Так эти сорванцы нашли ведро со старой краской для пола. Не знаю, сколько лет она там стояла.

А сверху на ведре была плотная корочка. Так вот Лиза заявила, что это жвачка! Первая начала жевать и нахваливать. Наш балбес тоже присоединился. 

Вот так жевали они краску и выплевывали, когда их бабушка застала. Зашла посмотреть, чего это дети в амбаре притихли. Зашла и обомлела. У обоих рты в краске, и руки по локоть тоже, зубы коричневые. 

Вновь растащили их в разные стороны. Женьку в дом закинули, Лизу — через забор, к своим. Мыли, чистили лицо, руки и зубы, вновь мыли и чистили… Крепкая краска оказалась. Наверное, еще со времен Союза в амбаре стояла. Словом, почти отодрали ее от детей, но все равно следы еще остались.

— Вот так и живем, — вздохнул отец в завершении своего рассказа, — а в основном все хорошо.

И это его «хорошо» было произнесено с особой тоскливой интонацией. Поняла я, что не справляются мои родители с обязанностями няньки. И страшно было подумать, что еще может учудить мой сынок, а потому на следующий день мы с мужем рванули за ним. Будем няню нанимать, что делать.

Вот только Женька, узнав, чего это мы приехали раньше времени, такой вой поднял, что собаки в округе подвывать начали.

— Не поеду! — кричал он. — Обещаю, больше не буду краску есть. И вообще ничего не буду.

— Есть? — уточнила я.

— Делать что-то плохое, — поправился сын, — а есть буду. 

Родители сидели в уголочке, вытирая скупую слезу. Не хотелось им расставаться с внуком так быстро. А просить нас об обратном не могли, так как понимали, что проштрафились, не углядели. 

И тогда Женька нам заявил, что если мы его оставим в деревне, то к осени он выучит счет, аж до тысячи. В пять лет? Мы с мужем восприняли это скептически. 

— Но может, правда, оставите, — робко спросила мама, — я от него теперь ни на шаг не отойду. Считать вместе будем.

Махнули мы рукой. Уж так эта троица жалобно на нас смотрела. 

Конечно, к осени Женька не справился с заданием, только до ста научился считать. Понимаю, что отвлекался он на всякие дела, но про них нам уже ничего не рассказали. Зато сын вернулся домой отдохнувший и загоревший. На следующее лето опять в деревню просится.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.