Муж не верил в меня и считал обузой, а когда я решила пойти работать, пытался убедить, что я не справлюсь

истории читателей
17-01-2024

Мне всю жизнь, сколько я себя помню, хотелось того, чтобы люди принимали меня как равную. Я родилась с врожденным вывихом тазобедренного сустава, и сколько меня не лечили, сколько я не проходила курсов реабилитации, всё оказалось безрезультатно. 

К своим двадцати пяти годам я была довольно симпатичной и начитанной девушкой с хорошими манерами, но вот прозвище “хроменькая”, которое когда-то в детстве дали мне родственники, так и висело камнем на шее. 

Меня всегда жалели и берегли. Точнее сказать, даже не берегли, а излишне опекали, словно маленькую и несмышленую девочку. 

Я получила образование, вышла замуж и родила сына. С мужем мы жили неплохо, но он все равно иногда давал понять, что я не совсем обычный человек. Он не жалел меня, а просто раздражался от того, что у меня иногда что-то не получалось.

Когда сын подрос и пошел в школу, у меня появилось больше времени, и я начала думать, как бы тратить это время с пользой не только для себя. Высказав свои мысли мужу, к сожалению, ничего путного я не услышала. Он не поверил, что я говорю серьезно. 

Но кто ищет, тот всегда найдет. Я перерыла весь Интернет и остановилась на том, что хочу помогать людям, которые в силу каких-либо причин пропали. 

В добровольческую организацию поиска пропавших людей я вступила не раздумывая. Перед этим я спросила, чем могу быть полезна. Мне посоветовали помогать прямо из дома. Делать звонки в полицию, больницы и родственникам потеряшек. 

Я поняла, что во мне снова видят “хроменькую”, поэтому и предлагают помогать заочно. Не желая недомолвок, я прямо спросила об этом. 

Каково же было моё удивление, когда я узнала, что ошиблась! Просто на самом деле людей на телефоне очень не хватало, и потому мне изначально предложили такую занятость по обзвону. А когда увидели, что я настроена решительно, мне посоветовали пройти курс оперативная связь. 

Вечером, когда муж пришел с работы, я, довольная собой, рассказала ему, что буду учиться, а после обучения, принимать участие в настоящих поисках людей.

- Лида, ты вообще понимаешь, во что суешь голову? - спросил раздраженно Руслан. 

- Да, понимаю. Я буду в организации волонтером-связистом, - ответила я.

- Прости, конечно, но ты будешь обузой, а не связистом! - заключил муж, не желая выслушивать меня. 

- Понятно. Вот, значит, кто я в твоих глазах! - обиженно сказала я и ушла с сыном в детскую комнату. 

Ночевать в нашу постель я не пришла. 

Утром я заметила, как изменилось настроение супруга. Отведя сына в школу, Руслан сказал, что нам нужно поговорить. Как я и думала, разговор касался моей волонтерской деятельности. 

- Лида, ну подумай, какой из тебя связист? Я понимаю, что ты пройдешь соответствующие курсы и всё такое, но ты же подведешь людей. Я ведь про тебя думаю. И мне будет неприятно, когда тебя выгонят оттуда. 

 

- За что меня должны выгнать? - спросила я, стараясь не злиться. 

- Ну, подумай, там надо всё быстро делать, а тебя пока дождешься, так уже жизни не рад будешь. Ты даже посуду моешь очень долго. Да и то бывает, что на ночь оставляешь, - высказал претензии муж. - А если придется куда-то ехать зимой? Ты на костылях по сугробам скакать будешь? 

- Спасибо, милый, за заботу, - резко произнесла я. 

Разговор был окончен. И когда Руслан вышел за дверь, я расплакалась. 

Когда немного успокоилась, то начала сомневаться в том, что смогу быть полезна. И решив поделиться своими мыслями, я набрала номер руководителя отряда, короткий разговор с которым дал понять, что все мои сомнения напрасны. 

Несмотря на то, что муж, как и раньше, относился к моей волонтерской деятельности с пессимизмом, я закончила обучение и выехала на свой первый поиск. Я не имею права раскрывать детали работы в Штабе отряда, лишь скажу, что моя инвалидность абсолютно не мешала мне исполнять обязанности. 

Иногда мне приходилось выезжать на долгое время, поэтому сына я оставляла со своей мамой, которая относилась к волонтерству с пониманием. 

Каждый раз, возвращаясь с поиска, я была довольна тем, что у меня всё получается. 

Я заметила, что мой муж стал груб по отношению ко мне. В один прекрасный момент он заявил, что ему не нужна жена, которая шарахается по ночам с чужими мужиками и спит в палатке. И вообще он жалеет о нашем браке. 

- Ты хочешь развода? - уточнила я спокойно. 

- Да. Я уже всё решил. 

После развода свободного времени у меня стало меньше, и я перевелась на надомную занятость в отряде. Я, конечно, могла бы уступить мужу и бросить отряд или изначально сидеть на телефоне. Вот только это бы все равно не спасло наш брак, который был, как показало время, изначально обречен на провал.

С супругом я отношения не поддерживаю, так как после развода он практически сразу сменил номер телефона, видимо, радуясь, что наконец-то избавился от надоевших отношений.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.