Несостоявшаяся золовка предложила удочерить мою дочь, потому что ее брат сбежал от меня

истории читателей
18-05-2024

Когда мы только начали встречаться с Сережей, он почти сразу познакомил меня со своими сестрой и матерью. Приятные такие люди, ко мне хорошо отнеслись, приняли. Дело шло к свадьбе. Заявление мы еще не подали, и вдруг я узнаю, что жду ребенка.

Так получилось, что мать и сестра моего парня узнали о беременности первыми. Они восприняли новость с радостью, начали говорить о свадьбе. 

Тогда я уже жила вместе с ними. Мы с Алиной приготовили праздничный ужин, ждали Сережу, чтобы все ему рассказать в торжественной обстановке. 

Но в тот вечер он ночевать не пришел. Мы все втроем по очереди звонили ему, но в ответ слышали лишь длинные гудки. Начали в голову лезть нехорошие мысли, причем каждой из нас.

Утром я получила от Сергея сообщение: «Рит, прости, мы больше не можем быть вместе. Я встретил свою первую любовь, вспыхнули чувства. Не могу без нее. Мы собираемся пожениться». Меня будто кипятком обдало, поверить не могла, что это правда.

Дарья Львовна с Алиной успокаивали меня, как могли, советовали не нервничать, ведь в моем положении это очень вредно. Но я никак не могла прийти в себя.

Вернулась я в свою комнатку в общаге. Хорошо еще, что не успела ничего с ней сделать (продать, например, вложив деньги в общее жилье). 

Работала администратором в медицинском центре. Удивительно, но Алина и Дарья Львовна мне немного помогали деньгами, да и потом обещали помогать с малышом.

Родилась у меня дочурка Анютка. Жили мы нормально: мне платили декретные и пособие на ребенка. Алина часто приезжала и нянчилась с Аней, привозила детские вещи, продукты для меня. Мне это так удивительно было: брат отказался от них, а его сестра помогает.

Время шло. Анютка пошла рано, поэтому к году за ней было уже не угнаться. Ох и хлопот у меня с этим шустриком было! Как-то раз Алина приехала к нам в гости. Мы с ней болтали, а дочурка моя играла с новой игрушкой, которую ей подарила тетушка.

И вдруг Алина говорит:

- Рит, тебе же тяжело одной с ребенком. А дальше еще труднее будет: на работу придется выходить, садик, больничный.

- Ну а что делать-то? Все же как-то справляются, - отвечаю я.

- Не все же без мужика…

- Ты мне предлагаешь мужика себе найти или что?

- Нет, я другое предложить хочу, - она немного помолчала. – Отдай Аню мне. Я буду для нее хорошей мамой. У меня доход хороший, да и мать все время на подхвате. Подумай, не говори сразу «нет».

Я не сразу нашлась, что ответить, настолько меня поразили ее слова.

- Алин, ты в своем уме? Я же не кукушка, чтобы ребенка отдавать кому-то. Ты молодая. Почему не родишь ребенка?

- Больно ты умная. Если бы я могла родить, - грустно произнесла Алина. – Из детского дома я не хочу брать ребенка, а Аня мне родная, дочка брата все-таки.

- То есть ты предлагаешь мне написать отказную, а ты ее удочеришь, да?! – у меня от возмущения аж дыхание перехватило.

- Типа того, - спокойно ответила Алина.

Меня поразило то, как она себя вела. Речь шла о ребенке, а не о какой-то вещи. Как будто я когда-то говорила, что дочка мне в тягость или что-то вроде этого. Нет, я очень люблю свою Анечку и на все готова ради нее.

- Знаешь, Алин, тебе лучше уйти и больше к нам не приезжать, - сказала я, глядя ей прямо в глаза.

Но Алина начала меня обвинять в том, что я с удовольствием принимала их с мамой помощь все это время, пользовалась их добротой, а теперь выставляю себя матерью-героиней. 

Мне так обидно стало. Как будто я просила их о помощи. Я-то, наивная девочка, думала, что они это делают от чистого сердца, ведь Аня им родная. А оказалось все совсем иначе.

Я не выдержала, подошла к шкафчику и достала коробочку, в которую откладывала деньги. Там было немного, тысяч пятнадцать. Я выгребла все и протянула их Алине.

- Вот, пусть это покроет хотя бы часть ваших расходов на меня и на Аню. Мне чужого не надо.

Алина деньги не взяла, просто встала и начала одеваться.

- Еще пожалеешь, что не согласилась, – как-то угрожающе произнесла она.

- А ты братика попроси. Они тебе родят ребенка, договорись там со своей снохой, - бросила я напоследок.

Алина выбежала вон из комнаты, не сказав ни слова. У меня, конечно, остался осадок, надолго, но все равно чувствовала себя победительницей. 

Нет, я не хотела никого обидеть, причинить кому-то боль, но зачем у матери пытаться отбирать дочь, мне так и осталось непонятно.

После этого инцидента Алина совсем оборвала со мной связь, ну и с Анечкой соответственно. Свекровь иногда звонит, чаще пишет, спрашивает, как у Анютки дела. 

Я сначала ей совсем ничего не отвечала, игнорировала. Когда немного отошла от этой ситуации - стала что-то писать ей.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.