Сам устроил племянника на работу и сам же его уволил

истории читателей
03-02-2024

Наши отношения с сестрой и раньше нельзя было назвать теплыми, а сейчас они превратились в откровенную вражду. До недавних пор мы хотя бы периодически созванивались поинтересоваться как у кого дела, поздравляли друг друга с днем рождения. Сейчас и дня не проходило, чтобы я не узнавал от стареньких соседок, дворников во дворе и уборщиц на фабрике, что-то новое и вопиющее о себе.

Городок, в котором мы родились и проживаем – обычный провинциальный городок с минимальным количеством достопримечательностей, музеев и театров и максимальным количеством магазинов «Красное и Белое». 

С работой, мягко говоря, все не просто. Кто-то уезжал работать вахтами, кто-то занимался браконьерством. Были и те, кто находил себе применение и в родном городе, а кому повезло, то устраивался на нашу птицефабрику, которая, по сути, была градообразующим предприятием.

Моя сестра Лена, закончив, еще когда-то, техникум «Советской торговли», работала в ближайшем к своему дому «Красном и Белом». Она одна воспитывала своего единственного сына, потому что его отец ушел из семьи, когда ребенку было десять лет. Делала она это как могла и никого ни бабушку с дедушкой, ни меня не допускала к этому процессу.

В общем-то Лена никогда «звезд с неба не хватала» и жила простой размеренной жизнью. Ее расходы всегда соизмерялись с ее доходами, то есть, даже не всегда был достаток. 

Денис же, подрастая, старался всячески помочь матери. С трудом закончив девятый класс, он устраивался в различные «мутные» конторы, обещавшие хороший сдельный заработок, но которые часто «забывали» заплатить, а иногда и выставляли превышающие зарплату, штрафы за «плохую» работу.

Я сразу после армии устроился работать, тогда еще, в милицию, в родном городе. Генералом стать я и не стремился, но свою «лямку» тянул добросовестно. Пару тройку раз мне удалось вытащить племянника из ситуаций, в которые он попадал в погоне за легкими деньгами. 

Но, надо отметить, это была единственная помощь ему и сестре, да и ситуации были из разряда, когда подзатыльник и ремень имели большее воздействие, чем уголовная ответственность.

Я не стал грозой преступности нашего города, с самым большим количеством алкомаркетов на душу населения, но мое добросовестное отношение к работе и то, что помощь племяннику была чуть ли не единственным фактом использования служебного положения, позволили мне неплохо устроиться в гражданской жизни.

Подошло время моей пенсии по минимальной выслуге лет, поэтому, когда мне предложили должность начальника охраны на нашу птицефабрику, я, не задумываясь, согласился. 

Каждому сотруднику этого предприятия гарантировалась, невысокая, но стабильная заработная плата, дополняемая квартальными и годовой премиями, а еще социальный пакет.

Не надо говорить, что желающих попасть на работу на эту фабрику было в несколько раз больше, чем вакантных мест. Те, кто сумел устроиться, старались держаться за рабочее место изо всех сил, потому как уволить могли, практически, за любое нарушение трудовой дисциплины.

— Лёш, ну помоги Денису, — обратилась ко мне однажды сестра. — Не глупый же пацан, а все слоняется по каким-то конторам. Помоги ему устроиться на птицефабрику. Ты же можешь. И мне будет полегче, и он хоть узнает, что значит работать на нормальном предприятии.

Самым простым вариантом оказалось принять Дениса в штат своего отдела охраны. Я всегда держал несколько позиций вакантными, для того чтобы дать возможность своим сотрудникам подзаработать на внутреннем совмещении. 

Да и работать в слаженном и проверенном временем коллективе Денису было бы проще. Чистку рядов от алкоголиков и неблагонадежных я провел уже давно, и теперь бояться за то, что старики научат молодого плохому, не приходилось.

 

Благодарность родственников была безмерной. Денис постоянно с восторгом рассказывал о новой работе матери и сокрушался о том, какой он был до этого дурак, не понимая, что такое стабильность и хороший коллектив. Лена стала чаще заходить в гости, просто попить чай и приносила мой любимый «курник» собственного приготовления.

Но вот по итогам квартала как гром среди ясного неба, сообщение о недостаче на складе готовой продукции. Нельзя сказать, что она оказалась большой, но она была выявлена впервые за несколько лет. 

За эти годы все сотрудники птицефабрики были вымуштрованы настолько, что этот факт всем показался вопиющим. Тем более, что он незамедлительно отразился на квартальной премии каждого.

Факт выявленной недостачи заставил и меня принять меры, как начальника охраны. Были проверены все известные ранее места переброски товара через забор, несколько раз охранники обошли весь периметр с внешней стороны в поисках новых троп, ужесточили пропускной режим и досмотр, в том числе и личных вещей сотрудников.

Никто из работников фабрики на ужесточение режима не роптал, все понимали, что охрана делает свою работу, и даже старались помогать в поимке несунов. Несмотря на принятые охраной меры и заваленный стол сообщениями от доброжелателей, ни одного случая кражи готовой продукции зафиксировано не было. Однако это не помешало выявить новый факт недостачи, в ходе ревизии склада готовой продукции, буквально через месяц после предыдущей.

Опыт работы в полиции, да и на птицефабрике, подсказывал мне, что без сотрудников охраны подобное произойти не могло. Именно поэтому я когда-то свое вступление в должность, ознаменовал чисткой рядов. Меры необходимо было принимать быстро и жестко. Тем более, что причастность охраны к кражам, начинал подозревать каждый сотрудник фабрики.

Пока я сидел над списком своего отдела, стараясь по фамилии вычислить вора, а заодно и понять, кому я могу доверять, ко мне в кабинет постучался старший дежурной смены. Не дождавшись приглашения, он молча втолкнул в мой кабинет Дениса, на руках которого были надеты наручники и так же молча положил на мой стол рюкзак, в котором лежали упаковки с готовой продукцией нашей фабрики.

Мне объяснять ничего было не надо, да и Денис не отпирался. Понятно, что свой поступок он объяснил желанием помочь матери. Его слова о том, что он домой приносит дополнительный паек, положенный сотрудникам охраны, моя сестра восприняла на веру и лишних вопросов не задавала.

Она со слезами на глазах просила дать ее сыну еще один шанс. Просила сделать хоть что-нибудь.

Утром следующего дня был издан приказ об увольнении племянника с удержанием зарплаты за причинённый материальный ущерб. На доске «позора», которую я ввел со своим приходом, но которая почти всегда пустовала, появилась фотография Дениса с подробным описанием его «подвигов».

Лена меня очень сильно просила не делать хотя бы этого. Для нашего города, где все друг друга знают, это было «волчьим билетом». Именно эта доска помогла мне еще в полиции победить кражи, и в этой ситуации я не собирался поступать иначе.

Зато теперь сестра со мной не общается совсем, Денис боится показываться на глаза, а соседи шепчутся о том, что я из-за своих принципов оставил сестру и ее сына без куска хлеба.

В рубрике "Мнение читателей" публикуются материалы от читателей.